• Алексей Натальский

Английский парламент в начале XVII в.: проблемы восприятия и политические споры

Кристина Москалева (магистерская программа «Историческое знание»)

В 1603 г. к власти в Англии приходит новый английский король шотландского происхождения Яков I Стюарт, а уже в 1604 г. созывает свой первый английский парламент. Первые парламентские ассамблеи Якова I обозначили основные точки конфликта между короной и парламентом: проблема англо-шотландской унии и стремление короля расширить действие своей прерогативы за счет присоединения Шотландии, парламентская борьба за привилегии. Конфронтация короля и парламента, поддерживаемого юристами общего права, положила начало политическому конфликту середины XVII в. Видным представителем корпорации юристов общего права, отстаивавшем идеи расширения парламентских привилегий был юрист общего права Сэр Эдуард Кук (15521634 гг.). Главным трудом юриста, отражавшем основные положения о системе государственного устройства в Англии, привилегиях парламента и прерогативах короля, был трактат «Институции законов Англии», изданный в 4 томах с 1628 по 1644 гг. Согласно Эд. Куку, парламент представлял собой одну из судебных инстанций в английской системе управления. Так, в первой части «Институций…» юрист отмечал: «парламент высочайший, наиболее уважаемый и абсолютный суд справедливости в Англии, состоящий из короля, почтенных лордов и третьего сословия <….> Все это называется парламентом, потому что каждый член этого суда должен обдуманно и честно “parler la ment” для общего блага государства»[1]. Наиболее многочисленной и представительной палатой в составе парламента была палата общин, являвшая собой центр оппозиции королю Якову I Стюарту. Так, состав парламента Сэр Эдуард Кук определял следующим образом: «этот суд состоит из короля (Его Величество), присутствующего там ввиду его королевской политической правоспособности, и из сословий королевства: а именно, лорды духовные: архиепископы и епископы в числе 24 человек, которые заседают там по праву наследования или признания их графствами; лорды светские: герцоги, маркизы, граф, виконты и бароны, которые заседают там по праву выслуги <…> в количестве 106 человек <…> Третье сословие – коммонеры, состоящие из рыцарей, жителей графств, горожан <…> в количестве 493 человек»[2]. Члены английского парламента должны были обладать определенными характеристиками и знаниями в сфере юриспруденции. Так, Эдуард Кук выделяет в трактате три фундаментальные особенности членов парламента: «первое это отсутствие безрассудства; второе непоколебимость и несгибаемость; третье его память должна быть одной из наиболее совершенных»[3]. Парламент, таким образом, представлял собой commune consilium regni или общий совет королевства. Более того, данный факт опровергал претензии английского монарха на неограниченное участие в отправлении правосудия: «закон это правило, но закон молчит. Король вершит правосудие через своих судей, а они говорящий закон, lex loquens»[4]. Необычайно широкая, по словам юриста общего права, юрисдикция парламента, предполагала собой: «создание, расширение, отмену и восстановление законов, статутов, актов, указов, касающихся церковных вопросов, вопросов смертного приговора и уголовных, общих, гражданских, военных и морских и т.д. <…> При это только король обладает правом открыть и продолжить парламентскую ассамблею, или распустить парламент[5]. Отсюда заметно, что несмотря на обширность парламентских полномочий, парламент не является суверенным институтом, а созыв парламентской сессии для обсуждения наиболее важных вопросов осуществляется монархом: «обсуждение приказов в парламенте не может начаться без присутствия короля: либо он присутствует лично, либо посылает своего представителя»[6]. В случае, если король не может присутствовать лично[7], то создается особая комиссия из нескольких лордов, представляющих интересы короля[8]. Представительство в наиболее многочисленной палате общин осуществлялось посредством выборов спикера. В четвертой части «Институций…» Эд. Кук отмечает, что изначально спикер выбирается королем, а затем его кандидатура подтверждается палатой общин: «во избежание траты времени и споров король выбирает благоразумного и образованного человека, которого палата общин утверждает, но, без согласия палаты общин, ни один спикер не может представлять их интересы»[9]. Так, если номинально палате общин представлялось право выбрать спикера, то фактически его кандидатура определялась королем. Тем не менее, большинство юристов воспринимало парламент как необходимый элемент в сложившейся структуре управления. Для них было очевидно, что благополучие страны было тесно связано с возможностью лучшей части подданных соучаствовать в принятии политических решений или с реализацией традиционного принципа представительства[10]. Вмешательство английского монарха в деятельность палаты общин и нежелание признавать его институциональное значение порождало массу юридических споров. В представлении юриста Эд. Кука король выступал в качестве эфемерного элемента, то время как парламент постоянный[11]. Юридические споры между парламентом и королем возникали по поводу вопроса парламентских привилегий. Привилегии палаты общин были их абсолютными свободами, и были эквивалентны обладанию собственностью для подданных[12]. На практике палата общин едва ли обладала полной неприкосновенностью. Так, например, в 1614 г., когда Яков I Стюарт распускает второй парламент, он заключает под стражу в Тауэр четверых членов парламента; в 1621 г. был заключен под стражу член палаты общин Эдвин Сендис, а монарх объявил, что привилегии палаты общин существуют только по его королевской милости[13]. Воспринимая членов парламента в качестве собственных подданных, король признавал единственную финансовую функцию парламента – выдача субсидий монарху. Определением судебной и законодательной функции парламента служила речь спикера палаты общин в период первой сессии: «новые законы не могут быть создаваемы, ни старые отменяемы или изменяемы никакой властью, кроме власти парламента»[14]. В трактате «Lex parliamentaria…» данные «прерогативы» парламента подтверждаются: «прерогатива парламента настолько велика, что все акты и процессы, исходящие от внутренних судов, должны перестать действовать и дать дорогу высочайшим актам»[15]. Примечательно, что для начала XVII в. как такового понятия «парламентской прерогативы» не существовало, однако предпринимались активные шаги по установлению правового верховенства парламента в ряде случаев. Единственной точкой соприкосновения взглядов юриста общего права Эд. Кука, парламента и английского монарха Якова I Стюарта являлось следование и подчинение фундаментальным нормам общего права. Тем не менее, в то время как для парламента общее право и его древние и правовые нормы являлись гарантией привилегий и свобод, то для короля общее право служило средством легитимации власти. Наиболее ярким примером подчинения парламентских актов нормам общего права служило дело доктора Бонхэма (1610 г.) в период назначения Сэра Эд. Кука главным судьей в Суде общих тяжб (с 1606 г.). Согласно положениям судебного дела, только Королевский Колледж Врачей имел право давать разрешение на осуществление медицинской деятельности в Лондоне. Получив образование в Кембридже, Томас Бонхэм переехал в Лондон и начал медицинскую практику в 1606 г. Однако Королевский Колледж Врачей отказал доктору в осуществлении практической деятельности. Не приняв данный запрет, Т. Бонхэм продолжил практику, ввиду чего Колледж сначала наложил на доктора штраф в размере 5£, затем 10£, а впоследствии арестовал доктора. В свою очередь, Т. Бонхэм обвинил Колледж в несправедливом лишении свободы. После тщательного изучения королевской хартии, дарованной Колледжу и делегирующей ему часть королевских прерогатив, и актов 1553 г.[16], юрист Эд. Кук сделал следующий вывод: за осуществление практической деятельности без лицензии предполагалось наказание в виде штрафа, в то время как заключение под стражу осуществлялось за медицинскую небрежность. При этом практика без лицензии не означала одновременно медицинскую небрежность, ввиду чего у Колледжа не было права заключать Т. Бонхэма, обвинявшегося во врачевании без лицензии, под стражу. Более того, Эд. Кук оспорил правомерность хартии и парламентских актов от 1553 г.: Колледж не может быть судьей в деле, в котором сам он является одной из сторон. Такая ситуация вынуждает Колледж действовать в собственных интересах и лишает его объективности. Кроме того, это противоречит принципу общего права «quia aliquis non debet esse Judex in propria causa» (Ни один человек не может быть судьей в своем деле)[17]. В результате судебного разбирательства Эд. Кук приходит к решению, вызвавшему резонанс в обществе XVII в.: парламентские акты подконтрольны общему праву, и в случае, если «они противоречат общему праву, разуму, или несовместимы, или невозможны для исполнения»[18], то они признаются недействительными. Так, в начале XVII в. основной задачей английского парламента было ограничить надежды Якова I Стюарта на расширение королевских прерогатив. Основной опорой парламента выступали юристы общего права, а именно Сэр Эдуард Кук, стремившийся в трактате «Институции…» доказать древность парламента и его первостепенное участие в системе управления. Однако нежелание короля в начале XVII в. воспринимать парламент как необходимый для нормального и спокойного правления институт привел к многочисленным конфликтам и столкновениям середины столетия. Библиография Ковалевский М. Исторiя Великобритании // Оттискъ изъ VIII и IX томовъ «Энциклопедического словаря» т-ва бр. А. и И. Гранатъ и Ко. СПб., 1911. Кондратьев С.В. Парламент в политико-правовой мысли предреволюционной Англии // Правоведение. 1998. № 4. С. 104–116. Campbell J. The lives of Chief Justices of England: from the Norman conquest till the death of Lord Mansfield: In 3 vol. Vol. 1. Philadelphia: Blanchard & Lea, 1851. Coke Ed. The first part of the Institutes of the Laws of England, or, a commentary upon Littleton: not the name of the author only, but of the law itself: In 2 vol. Vol. 2. Philadelphia: Robert H. Small, 1853. Coke Ed. The fourth part of the Institutes of the Laws of England: concerning the jurisdiction of courts. London: M. Flesher, 1644. Coke Ed. Selected writings and speeches of Sir Edward Coke / Ed. by Steve Sheppard. Indianapolis: Liberty Fund, 2003. Vol. 1. Maitland F.W. The Constitutional History of England. Cambridge: Cambridge University Press, 1919. Philips G. Lex parliamentaria; or, A treatise of the law and custom of the Parliaments of England. By G.P. Esq; with an appendix of a case in Parliament between Sir Francis Goodwyn and Sir John Fortescue, for the knights place for the county of Bucks, I Jac. London: Tim. Goodwin at the Maiden-head, 1698. Sommerville J.P. Politics and ideology in England, 16031640. London: Longmans, 1986.


[1] Coke Ed. The first part of the Institutes of the Laws of England, or, a commentary upon Littleton: not the name of the author only, but of the law itself: In 2 vol. Philadelphia, 1853. P. 110а. [2] Coke Ed. The fourth part of the Institutes… P. 1. [3] Coke Ed. The fourth part of the Institutes… 3. [4] Coke Ed. The first part of the Institute … P. 130a. [5] Ibid. P. 110a. [6] Coke Ed. The fourth part of the Institutes… P. 6. [7] Процедура созыва парламента отражается в трактате юриста Генри Эльсинга (см.: Elsynge H. The manner of holding Parliaments in England. London, 1768.) [8] Ibid. P. 8. [9] Coke Ed. The fourth part of the Institutes … P. 8. [10] Кондратьев С.В. Парламент в политико-правовой мысли предреволюционной Англии // Правоведение. 1998. № 4. С. 114. [11] В тексте «Институций…» Эд. Кук стремился доказать древнюю природу английского парламента. С этой целью юрист возводил происхождение парламента к Священному Писанию, искал истоки в средневековой английской литературе (Ингульф), в античных текстах римских деятелей: Вергилий, Тацит, Туллий, – а также сравнивал английский парламент с римским Сенатом. [12] Sommerville J.P. Politics and ideology in England, 1603–1640. New York, 1986. P. 174. [13] Maitland F.W. The constitutional history of England. A course of lectures delivered by F.W. Maitland, L.L.D. Cambridge, 1919. P. 243. [14] Ковалевский М. Исторiя Великобритании. СПб., 1911. С. 597. [15] Philips G. Lex parliamentaria; or, A treatise of the law and custom of the Parliaments of England. By G.P. Esq; with an appendix of a case in Parliament between Sir Francis Goodwyn and Sir John Fortescue, for the knights place for the county of Bucks, I Jac. I. From an original French manuscript, translated into English. London, 1698. P. 17. [16] 2 акта 1553 г.: акт парламента, согласно которому королевская хартия давала колледжу возможность действовать в качестве судебной инстанции и осуществлять наказания; акт парламента, даровавший колледжу право заключать под стражу осужденных врачей. [17] Coke Ed. Selected writings and speeches of Sir Edward Coke / Ed. by Steve Sheppard. Indianapolis: Liberty Fund, 2003. Vol. 1. P. 275. [18] Ibid. P. 264.

Просмотров: 4

Недавние посты

Смотреть все

Тема номера: Опыт техники

Дорогие читатели, техническое опосредует и структурирует человеческий опыт во всем его многообразии. Несмотря на это, философия приучена рассматривать технику в отрыве от не технических, на первый в

  • Vkontakte Social Icon
  • Черно-белая иконка Facebook