• Н.Е. Покровский, д.с.н., профессор

«Душа и город Евгения Куманькова»: по любимым маршрутам прогулок художника. Выставочный проект и кве


Эта серия материалов представляет концепцию, методику и первые результаты молодежного квеста «Душа и город Евгения Куманькова» – междисциплинарного исследовательского, художественного и педагогического проекта, сопровождающего выставку выдающегося советского и российского художника Евгения Ивановича Куманькова. Выставка проходит в Библиотеке им. Е.А. Фурцевой г. Москвы, в том самом доме, где долгое время жил и работал Е.И. Куманьков. Евгений Иванович Куманьков (29.02.1920 – 12.03.2012) – выдающийся советский и российский художник-график, художник-живописец, народный художник РСФСР, художник-постановщик киностудии «Мосфильм» и главный художник Академического Малого театра. Широко известен как городской пейзажист. В течение всей жизни он создавал уникальную по своим художественным и историческим достоинствам живописную и графическую летопись Москвы как города и архитектурного памятника. Для городских пейзажей Куманькова характерны лиричность, особая одухотворенность, романтичность восприятия истории. Московские работы Куманькова (особенно виды Арбата и других старых районов столицы) составляют уникальную коллекцию, насчитывающую сотни живописных полотен, пастелей, рисунков. Московские работы Куманькова находятся в собраниях ведущих музеев России и за рубежом, изданы в альбомах. На протяжении многих лет, особенно в годы «брежневского застоя», он неоднократно выступал в прессе в защиту исторического и архитектурного единства Москвы, состоял в градостроительных и архитектурных советах, где проводил последовательную линию по сохранению архитектурных памятников Москвы.

Экспозиция включает тщательно отобранную коллекцию московских рисунков Е. Куманькова, выполненных цветными карандашами, углем, сангиной на бумаге альбомного формата 48х63 в период с конца 1950-х и вплоть до 2010 годов. В дополнение к этому в экспозицию вводятся городские пейзажи большого формата, выполненные в технике пастели, признанным и, можно сказать, уникальным мастером которой был художник. Сочетание карандашной графики, мягкого звучания и «влажности» пастели создают особую атмосферу всей экспозиции. С одной стороны, она обретает интимный, «домашний» характер, а с другой стороны, явное публицистическое звучание, связанное с темой сохранения исторической памяти как таковой.

В ходе молодежного квеста каждый участник, выбрав «свой» московский пейзаж Е.И. Куманькова, совершает городское путешествие и выполняет ряд заданий. Он идентифицирует на местности географическую точку, выбранную художником, по доступным источникам, включая интернет, собирает исторические материалы об улице и ареале, изображенном на рисунке, а также пытается составить социологический «портрет» ареала. На местности участник производит фото и видеосъемку, показывающую современное состояние исторического ареала, фиксирует современный вид дома и улицы с точки, в свое время выбранной художником, по возможности проводит интервью с жителями этого квартала и случайными прохожими на тему: «Что вы думаете об этом историческом районе Москвы?», «Насколько удобна и комфортна для вас эта историческая среда?», «Хотелось бы ее сохранить или лучше здесь построить новые современные здания». Также игрок описывает психогеографию места, интроекцию, то есть самоощущение (мыслей, чувств, предположений, страхов, восторгов и т.д.) относительно «переживания» данного места и обобщает все вышеперечисленное в виде связного и структурированного текста-аннотации к работе Е. Куманькова.

Сейчас в рамках квеста подготовлено около сорока студенческих работ, посвященных излюбленным московским уголкам художника. Первые результаты этого нового опыта – опыта «полевой интерпретации» рисунков и картин Е. Куманькова – представлены ниже.

Дышат одним воздухом. Опыт «полевой интерпретации» рисунка Евгения Куманькова «3-й Обыденский переулок» Александр Гладкий (студент образовательной программы «Культурология» Российского государственного социального университета) Рисунок изображает частичку городской жизни 3-го Обыденского переулка рядом со станцией метро Кропоткинская. 3-й Обыденский переулок – это небольшой переулок в центре Москвы, откуда можно увидеть торжественно возвышающийся Храм Христа Спасителя и Патриарший мост через Москву-реку. Однако это место выделяется не только красотой городского пейзажа, но и собственной непередаваемой атмосферой спокойствия, которую так бережно смог сохранить Е.Куманьков в своём рисунке.

Сам переулок небольшой – всего 100 метров в длину. С одной стороны переулка растут деревья, высаженные на огороженной забором территории, и стоит церковь Ильи-пророка Обыденного, находящаяся на стыке 3-го и 2-го Обыденских переулков. Улочка названа по имени храма. Обыденский – означает созданный «об один день», именно за это время был построен здесь в XVI в. деревянный обетный (по обету, данному Богу) храм во имя Ильи-пророка. Здание претерпело немало изменений за три сотни лет. Его неоднократно хотели закрыть. Но сейчас храм в прекрасном состоянии. С другой стороны переулка, в той части, что ближе к храму Христа-Спасителя, располагается новое шестиэтажное здание, далее в глубине переулка – двухэтажное жёлтое здание – воскресная церковно-приходская школа храма Пророка Илии в Обыденском переулке, сохранившаяся с того времени, когда это место рисовал Е. Куманьков.

Когда я стоял на месте, которое было много лет назад выбрано художником для создания рисунка, мною овладело знакомое, но от этого не менее странное чувство. То самое ощущение, когда смотришь на улицу перед собой и видишь её историю. Такое чувство охватывает мою душу каждый раз, когда удаётся прикоснуться к истории окружающих меня вещей, которые столько успели повидать на своём веку. Уверен, что в их жизнях между тем моментом, когда я оказался в Обыденском переулке, и моментом, когда задолго до моего рождения сделал свой рисунок Евгений Куманьков, прошел всего лишь миг. Миг, который можно было случайно пропустить, моргнув.

В моей фантазии постепенно разворачивалась возможная история этого места. Миллионы прохожих, возможно даже очень знаменитых, видели то же, что и я, а может даже стояли на моём месте. Это удивительная возможность протянуть нить между двумя точками на стреле времени. Я испытал лёгкий восторг и удивление, что время постаралось сохранить городской пейзаж почти не тронутым.

Но всё-таки улица претерпела некоторые изменения. Появился новый дом на месте снесенного старого. На восьмерике церкви появилась икона, на многоэтажке – стеклянная мансарда. Куманьков не стремился передать реальность такой, какая она есть. Иногда он позволял себе немного изменить облик описываемого им пейзажа. У него получалось увидеть и почувствовать Москву по-своему, с любовью. Поэтому картины отражают «настоящую» улицу, ту, которую могут увидеть лишь немногие.

Основное отличие, которое сразу же бросается в глаза – это другая компоновка зданий. На сделанной в наше время фотографии они получились разрозненные, одинокие, не причастные друг к другу. А вот на рисунке они стоят рядом, живут вместе и дышат одним воздухом. Нельзя не обратить внимание и на дерево, что росло у церкви, и по сей день продолжает расти, став практически в два раза выше, чем тогда, когда оно «позировало» Куманькову. Практически все здания сохранили свой прежний вид, только дом в правой части рисунка исчез с лица Москвы, а вместо него сейчас – шестиэтажное здание с отделением «Сбербанка» на первом этаже. Помимо приема «перестановки» зданий Куманьков использовал удивительный ракурс. Он словно парил над землёй, когда «впитывал» окружающий мир, чтобы передать его на бумаге. И я не смог сфотографировать переулок с той же высоты и того же места. Сейчас просто невозможно встать на то место, где когда-то стоял художник, ведь там сейчас активное дорожное движение.

Интересно, что в настоящее время каждые выходные практически половину переулка перекрывают, создавая пешеходную зону, тем самым возвращая нас во времена, когда не было десятков тысяч машин, курсирующих по дворам.

Вот так, несмотря на сохранение общих черт ландшафта, мы всё равно многое теряем. Теряем удивительные ракурсы. Теряем уникальную атмосферу. И только работы таких художников, как Куманьков, могут помочь нам вновь прикоснуться к той Москве, которую любили и продолжают любить люди, защищающие её облик от стеклянных торговых центров и офисных зданий.

Стена. Опыт «полевой интерпретации» картины Евгения Куманькова «Тверской бульвар» Аида Абакарова (студентка образовательной программы «Культурология» Российского государственного социального университета) Здание, изображенное на картине, еще в 2000 году находилось по адресу Тверской бульвар, 26. Сейчас на его месте находится новое строение с частично сохраненным фасадом. В нем располагаются ресторан «Турандот» и кафе-кондитерская «Пушкинъ», популярные у политической, творческой элиты столицы и иностранных гостей. С 2000 по 2005 год шли споры о том, менять ли облик улицы. Закончились они полным разрушением усадебного комплекса Римского-Корсакова, памятника двух веков, который мы еще видим на работе Куманькова, и возведением на его месте нового пятиэтажного ресторана с подземной парковкой. Сейчас это место продолжает числиться в списке объектов культурного наследия следующим образом: «Дом, начало XIX в. Построен под руководством арх. О.И. Бове. Стена». Предмет охраны – стена. Это все, что осталось от комплекса зданий, представлявшего уникальный «шедевр ампирного градостроительного оформления» – квартал, объединенный одним фасадом с одной стороны, и чередой дворов – с другой.

История разрушения усадьбы подробно и ярко описана в серии материалов сайта общественного движения «Архнадзор».1 Сначала объект культуры федерального значения, ансамбль зданий по адресу Тверской бульвар, 26, был передан частному владельцу для реставрации и создания «Культурного центра русской старины». Однако, как стало ясно позже, проект маскировал масштабные планы по строительству новых площадей ресторана «Пушкинъ», и уже довольно быстро планы реставрации превратились в план сноса и нового строительства. Снос был полностью согласован с органами охраны культурного наследия. Все постройки, попавшие в зону строительства, были признаны поздними и малоценными. В результате от памятника осталась лишь фасадная стена по бульвару, но и она сильно изменилась. Как пишут специалисты «Архнадзора», мезонин северного корпуса был заменен упрощенной копией (исчез необычный перспективный архивольт арочного окна), а южный надстроен почти на два метра с соответствующим нарушением пропорций. Разницу между двумя фасадами невозможно не заметить и при сравнении работы Е.Куманькова «Тверской бульвар» и современного фото этого места (февраль 2019 года). Бросаются в глаза окрашенные серым цветом рустовка и полуколонны.

Между тем, это ныне модное место в центре Москвы, благодаря усадьбе и ее владельцу, обладало не только архитектурной, но и мемориальной ценностью. Владелец усадебного комплекса Иван Николаевич Римский-Корсаков был около года фаворитом Екатерины Великой, а после отправлен императрицей в Москву. Там у него появилась новая сердечная привязанность — 25-летняя красавица графиня Екатерина Строганова, с которой он впоследствии прожил счастливую жизнь, воспитывая двух общих детей. Её супруг, граф Александр Сергеевич Строганов, оставшись в 46 лет с двумя маленьким детьми на руках, предоставил бывшей супруге подмосковное имение Братцево и солидное содержание. Также в 1799 году он купил для Екатерины Строгановой дом у Тверских ворот. Римский-Корсаков приобрёл владение по соседству, образовав обширную усадьбу с двумя старыми палатами, стоявшими торцами к бывшим стенам Белого города, то есть к Тверскому бульвару, возникшему на месте крепости в 1796 году. Эти старые палаты усадьбы, благодаря Римскому-Корсакову, получили новые классические фасады на месте прежних торцов, по бокам их были поставлены флигели. Часть усадебного комплекса сдавалась внаем, сам владелец проживал в богато отделанном северном корпусе.

После Отечественной войны 1812 года начался ремонт и очередная перестройка усадьбы. Старые дома не стали сносить, а сделали частями сложной композиции, объединив их общей «великолепною фасадою». Так возникла интересная конструкция этого усадебного комплекса2. По свидетельству современников Римского-Корсакова, его дом «с большими великолепными садом, с беседками, статуями и прудами, посещался всей Москвой» и слыл одним из красивейших зданий3. В интерьерах дома по адресу Тверская, 26 до 2000 года сохранялись резные дубовые двери, литая чугунная лестница, богатая лепнина потолков, колонны в проемах парадной анфилады. Интересно, что незадолго до смерти генерала-майора Римского-Корсакова в 1831 году его посещал Александр Пушкин, который беседовал с ним о временах Екатерины Великой, предположительно собирая материал для работы над «Капитанской дочкой».

В 1980-1990-е годы комплекс активно реставрировался, усадьбу планировали передать Союзу художников СССР.4 С 1990 по 1994 год был реставрирован весь комплекс фасадов, выходящих на Тверской бульвар. На территории комплекса при отселении жильцов велись исследовательские и архелогические работы, в процессе которых в некоторых корпусах были выявлены фрагменты рубежа XVII — XVIII веков, открыты новые фрагменты потолочной росписи и многое другое. У археологов, реставраторов, искусствоведов возникали все новые вопросы, на которые теперь никогда не будут получены ответы. Интервью, проведенные в кафе-кондитерской «Пушкинъ», показали, что люди, посещающие это место, и не подозревают о том, что нынешнее здание по адресу Тверской бульвар, 26 – лишь имитация экстерьера и интерьера XVIII и XIX века. Интервьюируемые выражали свое восхищение тем, что историческое здание сохранено, и выражали протест против постройки новых зданий за счет разрушения исторических памятников. Поразительно, как легко стирается, подменяется подлинная историческая память. Картины Куманькова, посвященные Тверскому бульвару, становятся важным напоминанием об историческом облике этого места.

Величие и уют. Опыт «полевой интерпретации» рисунка Евгения Куманькова«Угол Малого Левшинского переулка и ул. Пречистенки»

Александра Дворянчук (студентка образовательной программы «Культурология» Российского государственного социального университета)

Глядя на рисунок, я невольно задалась вопросом: какое время изображено на рисунке? Вечернее или утреннее? Часы на столбе у дороги указывают на половину шестого. Как мы знаем, Евгений Иванович Куманьков выходил на улицы и рисовал виды города рано утром. Скорее всего, на рисунке отражено именно утро, рассвет. Также об этом говорит и цвет, который выбрал художник, рисуя небо. Но, пожалуй, это слишком рано для такого количества людей на улице. К тому же, уже открыт магазин. Куманьков мог отметить время начала зарисовки стрелками часов и продолжать рисовать вплоть до открытия магазина, тем самым оставив на листе одновременно и раннее утро, и то время, когда город уже ожил. Красивая версия, и жалко от нее отказываться, но более вероятна другая.

Это вечер. Окрашенное красным небо на западе (а именно западное небо мы видим, глядя с Малого Левшинского на Пречистенку) говорит об этом. О времени окончания рабочего дня, когда люди возвращались домой, заходя по дороге в магазины. Отсюда и оживление на перекрестке. Ветвистое дерево на рисунке без листьев, на асфальте их тоже нет. Вероятно, это весна.

Итак, рисунок представляет один весенний вечер из жизни этого московского уголка. На картине мы видим достаточно оживленный перекресток: одна группа людей беседует, кто-то выходит из магазина, кто-то идет мимо по своим делам. Магазины здесь – невысокие домики. Двери открыты, видны стеллажи, а на стене висит афиша, привлекающая внимание прохожих… Наше внимание также занимают три желтых здания справа. Они различны по высоте, но как будто образуют одну группу. Льнущие друг к другу здания и беседующие люди, как мне кажется, это внутренняя основа композиции рисунка. Вдали в тумане возвышается серая многоэтажка, и она здесь выглядит как призрак будущего. Дорога и уходящая вдаль улица Пречистенка. Эта улица (протяженность – 1 км 125 м, или 10 минут пешеходной прогулки) появилась на карте Москвы в XVI веке. Пречистенкой ее начали называть по повелению «тишайшего» царя Алексея Михайловича. Царь, часто ездивший на богомолье в Новодевичий монастырь, велел сменить название в честь смоленской иконы Пречистой девы Марии, хранившейся в монастыре. В конце XVIII – начале XIX вв. на улице начали селиться представители аристократии. В конце XIX века здесь разворачивается строительство доходных домов. На смену малоэтажной усадебной застройки приходят высокие здания с броскими фасадами, которые и сейчас находятся на этой исторической улице. В 1921 году Пречистенку переименовали в Кропоткинскую, а прежнее название было возвращено лишь в 1990 году, следовательно, если говорить точно, Евгений Иванович в 1971 году рисовал пересечение улицы Кропоткинской и Малого Левшинского переулка.

Дорога, уходящая вправо, является тем самым Малым Левшинским переул, протяженность которого составляет всего 260 метров. Название произошло от фамилии стрелецкого полковника А.И. Лёвшина, который командовал располагавшимся здесь в XVII столетии полком. С момента создания рисунка прошло более 45 лет. Что изменилось? Не сохранились магазинчики, которые придавали особый уют этому месту и которые я так надеялась увидеть своими глазами. Сейчас на этом месте находится сквер. Дерево с рисунка тоже, конечно, не дожило до наших дней, но рядом появилось другое, очень напоминающее бывшего соседа, такое же величественное, с огромными ветвями.

Этот угол Малого Левшинского и Пречистенки, судя по рисунку, и в прошлом никогда не пустовал. Но какое активное движение там теперь! По дорогам бесконечным потоком идут машины, люди зачастую не успевают перейти проезжую часть. А множество детей со своими родителями или в компании сверстников заходят в двери того желтого здания, что на рисунке выглядит самым крупным.

В высоком желтом здании, изображенном Куманьковым на рисунке с торца, располагаются сейчас Детская музыкальная школа имени В. И. Мурадели и Детская художественная школа имени А.Серова. Это главный дом усадебного комплекса Охотниковых, его история начинается с 1817 года. В разное время там располагалась гимназия Поливанова, Государственная академия художественных наук, а сейчас помещение занимает одна из старейших музыкальных школ России: школе Мурадели исполняется в этом году 93 года. Чтобы войти в школу Мурадели, нужно покинуть точку, выбранную в свое время Куманьковым, и завернуть за угол здания, перейдя от его торца к фасаду. Оказавшись там, я испытала маленький шок: вид здания с фасада поражает своей грандиозностью и великолепием. На рисунке Е. Кумнькова оно изображено с торца, и нет даже намека на этот эффект. Ответ на вопрос, почему Евгений Иванович не стал рисовать поразительный фасад, было достаточно просто найти. Художник не искал красоты и величия только для того, чтобы произвести внешнее впечатление. Он хотел почувствовать «душу города» и «проецировал» ее на бумаге, пропуская через себя, оставляя свое собственное ощущение города под карандашом. И вслед за Куманьковым я забываю о величественном фасаде здания, возвращаюсь к рисунку, хочу чтобы лучше понять художника, и опять начинаю видеть особый уют выбранного им московского уголка.

Эффект, который открылся благодаря работе Е. Куманькова, удивителен. Меняя точку съемки, можно совершенно по-разному увидеть пересечение Малого Левшинского и Пречистенки. Вспоминаю слова самого художника: «Московская серия, по всей видимости, самое главное художническое полотно моей жизни, пусть и разбитое на десятки и сотни отдельных графических и живописных "кадров". Пусть и пройдут они перед зрителями, Бог даст, оставляя память о городе, который всегда с нами и в нас».5

Здесь, на пересечении Малого Левшинского переулка и улицы Пречистенки, всегда будет кипеть жизнь. Время изменило это место, но оно узнаваемо. Во многом благодаря тому, что здания усадьбы находятся под охраной государства как объекты культурного наследия. Каждый день на углу пересечений Малого Левшинского и Пречистенки бывают тысячи людей, и я уверена, что кто-нибудь из них остановится и обратит внимание на многомерную красоту этого места. Так, как когда-то это сделал Евгений Иванович Куманьков.

Возвращение к Москве Н.Е. Покровский, д.с.н., профессор, зав. кафедрой общей социологии НИУ ВШЭ, автор и научный руководитель проекта «Душа и город Евгения Куманькова» (Грант Мэра Москвы) Т.В. Пушкарева, к.ф.н., доцент кафедры социологии и философии культуры ВШМ им. Альфреда Шнитке (иснтитут) РГСУ, руководитель образовательной программы «Культурология» РГСУ Молодежный квест, игра-путешествие «Душа и город Евгения Куманькова» – это научная экспедиция, в процессе которой собираются полевые данные для составления портрета топосов и сравнения его с рисунками художника, а также это новаторский способ вовлечения аудитории в творческий процесс интерпретации художественной коллекции и выставочной экспозиции.

Сначала азарт «творческой охоты» – поиск изображенного городского пейзажа в современном городе по названию улицы, которое всегда обозначал Е.И.Куманьков, далее – поиск точки, с которой художник создавал работу, и неизменное удивление от невозможности точного выполнения простой, казалось бы, задачи. После всех этих шагов участник разгадывает визуальную головоломку «найди сходства и различия» реальности и рисунка. Изучение «биографий» домов, церквей, дорог, деревьев, исчезнувших и оставшихся, беседы с предполагаемыми очевидцами произошедших изменений дополняют исследование. Зарождается, разворачивается особый культурный триалог места, художника и нашего молодого современника.

Место, базовый носитель историко-культурной памяти, выступает здесь в нескольких временных срезах: время формирования топонимики и время древнейших московских строений, советское время, к которому относится большинство работ Е.И. Куманькова, и, наконец, современность, отраженная в проектных снимках и видео студентов в феврале-марте 2019 года. Осознание темпорального «многоголосия» топоса пробуждает историческое воображение участников и на мгновение восстанавливает пресловутую цепь времен, по крайней мере, в личном опыте, в отдельно взятой географической точке. Сравнительный анализ работ Е.И. Куманькова и современных фотодокументов места – условных «двойников» работы – позволил озвучить сокровенные вопросы, связанные с самим творческим процессом. Как художник-график трансформирует реальность, чтобы запечатлеть на плоскости холста или бумаги душу места, дух города? Как рождается художественный образ и что составляет узнаваемый стиль знаменитого художника-урбаниста? На эти вопросы участники квеста получают свои ответы, далеко не исчерпывающие, но вполне конкретные.

Постоянно и беспощадно в проекте регистрируются утраты исторического ландшафта. Эти наглядные истории гибели или повреждений (в том числе в результате варварской реставрации) прекрасных зданий XVIII и XIX веков, а многие из них в аутентичном виде можно увидеть теперь только в графике и в живописи Е.И. Куманькова, воздействует сильнее, чем городская статистика о состоянии памятников культуры. Но кардинальные изменения в атмосфере города, которые произошли за последние 70 лет (именно столько отделяет нас от первых московских рисунков, сделанных художником) выглядят не всегда трагично. Вывески, витрины, кафе, офисы, иллюминация, машины и прочие знаки общества потребления заполняют московские пространства. Как относятся сами горожане к новому облику города? Несколько интервью, которые уже удалось взять участникам у обитателей московского центра, говорят, что ответы на эти вопросы не однозначны.

«Вернусь сюда в другую погоду», – эту фразу повторяют многие участники квеста и действительно возвращаются к месту своего сюжета, замечая все новые и новые детали, отыскивая новые ракурсы для съемки, обращаясь к новым источникам и дополняя, таким образом, историко-культурный, социологический и художественный портрет топоса. Комплексный анализ результатов молодежного квеста «Душа и город Евгения Куманьква» еще впереди. Но уже очевидно, что предложенная в квесте «полевая интерпретация» работ художника не только развивает интерес к его наследию, но и приносит новое научное знание, новый экзистенциальный опыт и имеет выраженное общественное значение. Таковы первые итоги квеста. А наше возвращение к Москве, возвращение через наследие художника Евгения Ивановича Куманькова, продолжается.

Библиография

Бусева-Давыдова И.Л., Нащокина М.В., Астафьева-Длугач М.И. Москва: Архитектурный путеводитель. М.: Стройиздат, 1997. Вострышев М.И. Москвоведение от А до Я: все о московских улицах и переулках, домах и памятниках, о том, что мы любим в нашем городе. М.: Эксмо, 2007. Можаев А. Пушкинъ против Пушкина. Москва, 2008. URL: http://www.archnadzor.ru/2008/01/09/pushkin-protiv-pushkina/#more-694 Московская энциклопедия. Том 1: Лица Москвы. М.: ОАО «Московские учебники», 2014. Самовер Н. Скверный турандот. Москва, 2009. URL: http://www.archnadzor.ru/2009/02/17/skverny-j-turandot Сытин П.В. Из истории московских улиц. М.: Litres, 2017. Уметь надо. Москва, 2009. URL: https://archnadzor.livejournal.com/21935.html Федорченко В.И. Императорский Дом. Выдающиеся сановники: Энциклопедия биографий: в 2 т. Т.2. Красноярск: Бонус; М.: Олма-Пресс. Федосюк Ю.А. Москва в кольце Садовых. М.: Litres, 2017.

Сноски

1 Можаев А. Пушкинъ против Пушкина. Москва, 2008. URL: http://www.archnadzor.ru/2008/01/09/pushkin-protiv-pushkina/#more-694 Самовер Н. Скверный турандот. Москва, 2009. URL: http://www.archnadzor.ru/2009/02/17/skverny-j-turandot

2 Можаев А. Пушкинъ против Пушкина.

3 Федорченко В.И. Императорский Дом. Выдающиеся сановники: Энциклопедия биографий: в 2 т. Т.2. Красноярск: Бонус; М.: Олма-Пресс, 2015. С.315. 4 Уметь надо. Москва, 2009. URL: https://archnadzor.livejournal.com/21935.html

5 Московская энциклопедия. Том 1: Лица Москвы. М.: ОАО «Московские учебники», 2014.

#6

Просмотров: 83
  • Vkontakte Social Icon
  • Черно-белая иконка Facebook