Педагогическая программа Н. И. Новикова

В трактате «О воспитании и наставлении детей для распространения общеполезных знаний и всеобщего благополучия»

Илья Луховицкий (Образовательная программа «История современного мира»)



Николая Ивановича Новикова трудно причислить к малоизученным фигурам российской истории XVIII в. Его писательской, издательской, общественной деятельности посвящено большое количество работ отечественных историков и литературоведов1. Однако деятельность эта была столь многогранна, а количество написанных Новиковым произведений – столь велико, что и сейчас исследователь может найти для себя хотя бы относительно «непаханое поле».

К таким сравнительно мало разработанным темам принадлежат педагогические воззрения Н. И. Новикова, изложенные им в ряде работ, наиболее объемной и значимой из которых является трактат «О воспитании и наставлении детей для распространения общеполезных знаний и всеобщего благополучия», печатавшийся на протяжении 1783 г. в издаваемом Новиковым журнале «Прибавление к Московским ведомостям»2.

В Европе и в России XVIII в. стал временем расцвета педагогики – учения об основах правильного воспитания. Множились соответствующие статьи и трактаты, представители различных интеллектуальных течений разрабатывали собственные педагогические концепции3. Какое место занимает работа Новикова в этом контексте, с кем из своих современников он соглашался, а с кем – вступал в полемику, – попыткой ответить на поставленные вопросы станет представленная статья.

Главная цель воспитания по Н. И. Новикову состоит в том, чтобы «образовать детей счастливыми людьми и полезными гражданами»4. Здесь, как справедливо отмечает советский исследователь Г. П. Макогоненко, мы видим очень существенное расхождение новиковской концепции с идеями автора самой известной педагогической концепции эпохи Просвещения – Ж.-Ж. Руссо5. Он считал, что одновременное воспитание ребенка и как человека, и как гражданина – задача принципиально не реализуемая. При этом он сам отдавал предпочтение первой идее и в качестве основной цели выдвигал именно воспитание человека как такового6.

При этом, однако, Новиков, кратко упомянув о необходимости воспитания «полезных для государства граждан» в первом разделе трактата, в дальнейшем не возвращается к этому вопросу. Слово «гражданин» встречается в последующем тексте всего два раза7, «государство» – и вовсе один раз8.

Таким образом, Новиков дает понять своим читателям: хотя воспитание «полезного гражданина» – цель важная, не она является для него основной. Воспитание человека как такового – гораздо более насущная задача, и именно о способах наилучшего ее решения идет речь на дальнейших страницах трактата.

Здесь уместно будет остановиться на еще одной цитате, напротив, сближающей концепцию Новикова с педагогической программой Руссо. Речь идет об идее воспитания «человека вообще», не зависящего от его социального статуса, национальной принадлежности или рода занятий. «Если б, например, – пишет Новиков во вступительной части трактата, – какой-нибудь отец захотел стараться сделать сына своего только ученым; или если б другой захотел образовать его светским человеком или воспитать искусного художника либо купца: то все сии отцы сделали бы, может быть, для намерения своего весьма много, но не споспешествовали бы нисколько истинному благу детей своих; ибо со всеми сими качествами можно быть худым и потому несчастливым человеком»9.

Здесь сложно не заметить перекличку с «Эмилем» Руссо, который так писал о своем воображаемом воспитаннике: «Выходя из моих рук, он не будет ни судьей, ни солдатом, ни священником: он будет прежде всего человеком; всем, чем должен быть человек, он сумеет быть, в случае надобности, так же хорошо, как и всякий другой»10. Неизвестно, осознавал ли сам Н. И. Новиков это сходство, однако не обратить на него внимание невозможно.

Весь процесс воспитания Новиков разделяет на три части, в соответствии с которыми изучаемый трактат делится на три основных раздела. Речь идет о воспитании тела, воспитании разума и воспитании сердца11. Любопытно при этом, что если во вступительной части воспитание разума ставится автором на последнее место, являясь как бы высшей ступенью всего процесса, то в ходе дальнейшего изложения оно меняется местами с воспитанием сердца, которому автор вообще уделяет наибольшее внимание, если судить хотя бы по количеству отведенных этому вопросу страниц.

Что в этом случае первично для Новикова – вопрос достаточно сложный. Неудивительно, что разные исследователи давали на него несхожие ответы. Г. П. Макогоненко, опираясь на фразу: «чем рачительнее обработывается и образуется разум... тем большего можно надеяться успеха в рассуждении образования... сердца», – заключал, что в представлениях мыслителя «за разумом... закреплена ведущая роль»12. С ним спорит современный исследователь В. И. Новиков, также вполне аргументированно, с опорой на текст, утверждающий, что более важную роль для автора трактата играет воспитание сердца13.

Впрочем, мы видим, что однозначного ответа тут быть не может. Кажется, что Н. И. Новиков не формулировал его даже для самого себя. В рамках его педагогической концепции воспитание сердца и воспитание разума – два неразрывно связанных компонента, ни один из которых недостаточен сам по себе. На уровне слов этот синтез находит воплощение в формуле «разумного и [выделено мной – И. Л.] христианского воспитания», которая несколько раз воспроизводится на страницах трактата14.

Здесь мы подходим к важнейшей особенности всего мировоззрения Н. И. Новикова, в котором сочетались черты, присущие двум важнейшим течениям европейской мысли XVIII в., – просветительскому и масонскому. Программа «разумного и христианского воспитания» представляет, на наш взгляд, один из ярчайших примеров этого синтеза.

Обратимся теперь к тому, как эта программа, согласно Новикову, должна реализовываться. Раздел, посвященный воспитанию тела, в этом контексте, на наш взгляд, не нуждается в подробном разборе. В нем Новиков дает советы родителям на тему правильного детского питания, полезных для телесного развития физических упражнений и т. д. Стоит отметить, именно в этом разделе он чаще всего указывает на конкретные источники своих воззрений, а именно на работы европейских философов и ученых – и, в частности, Ж.-Ж. Руссо15.

Принципы, положенные Н. И. Новиковым в основу концепции воспитания разума, на взгляд современного человека не кажутся чем-то необычным. Для российских дворян XVIII в. они действительно могли стать откровением. Среди этих принципов – поощрение детского любопытства16, борьба с предрассудками и суевериями и недопущение их раннего укоренения в детском сознании17.

Впрочем, наибольший интерес представляет третий раздел трактата, посвященный воспитанию сердца. Здесь раскрывается та часть педагогической концепции Новикова, которая была напрямую позаимствована из масонской идеологии и практики.

Сердце в изложении Новикова предстает как пресловутый «дикий камень», неустанная обработка которого, с точки зрения масонов, – долг каждого человека. Тем не менее, поскольку дети не сразу становятся способны сами заниматься этим нелегким делом, в начале их жизненного пути им должны помогать родители и наставники.

Не «обработанное» должным образом сердце может – и неизбежно должно – стать источником пороков, «всякое желание может в беспорядочную превратиться страсть»18. Именно в этом и состоит ключевое расхождение Н. И. Новикова с Ж.-Ж. Руссо, полагавшим ребенка идеальным существом по природе. Если Руссо видел главной целью воспитателя не испортить ребенка и не стеснять его свободы, то Новиков решительно вводит принципы «позитивного воспитания» и рекомендует, например, приучать детей «действовать по усмотрениям и причинам, а не по слепым побуждениям или по одному своемыслию»19.

Впрочем, Новиков не отрицает, что часть положительных качеств заложена в детях от природы. По его мнению, к ним относится «любовь к истине, праводетельности и чистосердечию»20, которую воспитателям надлежит не только не ограничивать, но и всячески поддерживать. Однако важно при этом помнить, что руссоистским «негативным подходом» ограничиваться все же нельзя.

По мере взросления дети должны учиться сами контролировать собственные чувства, приучаться к порядку и дисциплине21. Здесь уместно будет вспомнить о выделенных американским историком Д. Смитом неостоицистских корнях масонской этики22. Так, становятся понятными требования Новикова приучать детей к «терпению в страдании, бодрости и постоянству в несчастии, смелости и неустрашимости во всяких обстоятельствах»23.

Непосредственно из масонского арсенала Новиковым взяты методы, которыми должна производиться «обработка сердца». Ключевым из них, в лучшем случае, должен стать постоянный кропотливый самоанализ, к которому автор трактата предлагает постепенно приучать детей. Например, по вечерам ребенку можно предложить задаваться такими вопросами: «Как препроводил я сей день...? Сделал ли я... что-нибудь такое, что действительно подает мне причину к удовольствию и радости и что еще впредь мне либо другим полезно быть может? ... Или не сделал ли или не говорил ли я что-либо такое, чего ныне стыдиться должен, о чем, может быть, долго еще раскаиваться стану, чего вредные следствия, может быть, долго еще чувствовать буду?»24

Сравним это с приводимым в работе Д. Смита списком вопросов, которые должен был регулярно задавать себе член масонской ложи: «Действительно ли имею ныне те хорошие свойства, которых основание положили во мне оные обстоятельства, или в чем я стал хуже? … Какие суть самые благородные, какие самые худые дела в жизни моей, которые могу упомнить?»25 Сходство налицо и не вызывает удивления.

Новиков, однако, осознает, что в самом раннем возрасте ребенок еще не способен к подобному самоанализу, поэтому в качестве замены он предлагает родителям вести со своими детьми аналогичные по содержанию беседы26.

Последний по расположению, но не по значимости раздел новиковского трактата касается христианского воспитания. Неслучайно все правильное воспитание в целом Новиков называет «разумным и христианским». Второй компонент для него важен никак не менее, чем первый. Более того, христианство выступает в качестве краеугольного камня всей развиваемой им концепции27.

С точки зрения Новикова, главное, что следует делать родителям и наставникам, воспитывающим своих детей в христианском духе, – это отказаться от господствующего в большинстве семей формального подхода к такому делу, при котором все религиозное воспитание сводится к тупому затверживанию молитв и догматов, которые в раннем возрасте еще не могут быть адекватно восприняты28.

По Новикову, истинное христианство, заключается не в точном исполнении обрядов (хотя и оно тоже важно), а в постоянном следовании примеру Христа в своих поступках. Здесь вновь на помощь детям должна приходить все та же методика самоанализа29.

Итак, в основе педагогической концепции, изложенной Н. И. Новиковым в трактате «О воспитании и наставлении детей», лежит масонская доктрина, предполагающая пристальное внимание к «воспитанию сердца», а также, по выражению современного исследователя В. В. Кучурина, «христианское мирочувствование»30. Одновременно Новиков берет на вооружение некоторые из идей европейского Просвещения, иногда прямо ссылаясь на работы таких его представителей, как Ж.-Ж. Руссо, а иногда, возможно, неосознанно за ними следуя.

Таким образом, перед нами предстает причудливый сплав различных идей, циркулировавших в российском образованном обществе второй половины XVIII в., с важными индивидуальными дополнениями и модификациями. Все вместе они образуют вполне стройную концепцию «разумного и христианского воспитания».



Библиография

Кучурин В. В. «Слово о способах и путях, ведущих к просвещению…» Х.А. Чеботарева: к характеристике педагогических взглядов и религиозно-просветительской деятельности / В. В. Кучурин // Вестник РХГА. 2011. Т. 12. Вып. 3. С. 272–280.

Макогоненко Г. П. Николай Новиков и русское просвещение XVIII века / Г. Макогоненко. М.; Л.: Гослитиздат, 1951.

Новиков В. И. Педагогические идеи русских писателей-масонов XVIII века / В. Новиков // Высшее образование в России. 2004. № 12. С. 139–144.

Новиков Н. И. О воспитании и наставлении детей для распространения общеполезных знаний и всеобщего благополучия // Н. И. Новиков. Избранные сочинения / подгот. текста, вступ. ст. и коммент. Г. П. Макогоненко. М.; Л.: Гослитиздат, 1951. С. 417–506.

Роджеро М. Воспитание / М. Роджеро // Мир Просвещения. Исторический словарь / под ред. В. Ферроне и Д. Роша; пер. с ит. Н. Ю. Плавинской под ред. С. Я. Карпа. М.: Памятники исторической мысли, 2003. С. 248–258.

Смит Д. Работа над диким камнем: Масонский орден и русское общество в XVIII веке / Д. Смит; авторизов. пер. с англ. К. Осповата и Д. Хитровой. М.: Новое литературное обозрение, 2006.

Яринская А. М. К вопросу о планах создания «новой породы людей» в России в правление Екатерины II / А. М. Яринская // Вестник ТомГУ. Культурология и искусствоведение. 2011. № 1. С. 26–38.


Сноски

1 См., напр.: Макогоненко Г. П. Николай Новиков и русское просвещение XVIII века. М., 1951; Новиков В. И. Педагогические идеи русских писателей-масонов XVIII века / В. И. Новиков // Высшее образование в России. 2004. № 12. С. 139-144.

2 Новиков Н. И. О воспитании и наставлении детей для распространения общеполезных знаний и всеобщего благополучия // Н. И. Новиков. Избранные сочинения. М., 1951. С. 417 – 506.

3 Роджеро М. Воспитание / М. Роджеро // Мир Просвещения. Исторический словарь / под ред. В. Ферроне и Д. Роша; пер. с ит. Н. Ю. Плавинской под ред. С. Я. Карпа. М., 2003. С. 248.

4 Новиков Н. И. О воспитании и наставлении детей для распространения общеполезных знаний и всеобщего благополучия // Н. И. Новиков. Избранные сочинения. М., 1951. С. 422.

5 Макогоненко Г. П. Николай Новиков и русское просвещение XVIII века / Г. Макогоненко. М.; Л.: Гослитиздат, 1951. С. 492.

6 Яринская А. М. К вопросу о планах создания «новой породы людей» в России в правление Екатерины II / А. М. Яринская // Вестник ТомГУ. Культурология и искусствоведение. 2011. №1. С. 30.

7 Новиков Н. И. О воспитании и наставлении детей для распространения общеполезных знаний и всеобщего благополучия // Н. И. Новиков. Избранные сочинения. М., 1951. С. 488, 506.

8 Там же. С. 504

9 Там же. С. 421.

10 Яринская А. М. Указ. соч. С. 30.

11 Новиков Н. И. О воспитании и наставлении детей для распространения общеполезных знаний и всеобщего благополучия // Н. И. Новиков. Избранные сочинения. М., 1951. С. 423.

12 Макогоненко Г. П. Николай Новиков и русское просвещение XVIII века / Г. Макогоненко. М.; Л.: Гослитиздат, 1951. С. 493.

13 Новиков В. И. Педагогические идеи русских писателей-масонов XVIII века / В. И. Новиков // Высшее образование в России. 2004. № 12. С. 141.

14 Новиков Н. И. О воспитании и наставлении детей для распространения общеполезных знаний и всеобщего благополучия // Н. И. Новиков. Избранные сочинения. М., 1951. С. 485, 506.

15 Там же. С. 438, 439, 445.

16 Там же. С. 457.

17 Там же. С. 459-460.

18 Там же. С. 467.

19 Там же. С. 468.

20 Там же. С. 477.

21 Там же. С. 478.

22 Смит Д. Работа над диким камнем: Масонский орден и русское общество в XVIII веке. М., 2006. С. 50.

23 Новиков Н. И. О воспитании и наставлении детей для распространения общеполезных знаний и всеобщего благополучия // Н. И. Новиков. Избранные сочинения. М., 1951. С. 483.

24 Там же. С. 472.

25 Смит Д. Указ. соч. С. 43.

26 Новиков Н. И. О воспитании и наставлении детей для распространения общеполезных знаний и всеобщего благополучия // Н. И. Новиков. Избранные сочинения. М., 1951. С. 468.

27 Там же. С. 485.

28 Там же. С. 486.

29 Там же. С. 496.

30 Кучурин В. В. «Слово о способах и путях, ведущих к просвещению…» Х.А. Чеботарева: к характеристике педагогических взглядов и религиозно-просветительской деятельности / В. В. Кучурин // Вестник РХГА. 2011. Т. 12. Вып. 3. С. 275.


Избранные публикации
Облако тегов
Тегов пока нет.
  • Vkontakte Social Icon
  • Черно-белая иконка Facebook