Технопессимизм Евгения Морозова

Полина Лелейкина (образовательная программа «Философия»)

Тенденция технопессимизма развивается еще со времен промышленных революций, в силу неоднозначности последствий технологического прогресса и его влияния на общество. На данный момент интернет – одно из наиболее развивающихся явлений этого прогресса, которое в корне изменило пути взаимодействия и образ мышления людей, и, как следствие, трансформировалась и политическая жизнь. По этой причине дискуссия о позитивных и негативных аспектах интернета становится объектом философского анализа.

С позиции Е. Морозова, вопреки видимому плюрализму мнений и свободе самовыражения, Глобальная сеть мешает демократизации общества и свободе слова, так как она также является мощным инструментом контроля и пропаганды. В своих работах он переосмысляет очевидную точку зрения позитивизма, согласно которой современные технологии ведут к демократизации авторитарных режимов, потому что ряд политических событий XXI века доказал обратное, а развитие технологий, анализирующих поведение, способно детерминировать процесс нашего мышления. Возникает новый вид социального контроля, основанного на алгоритмах и Больших данных, что влечет за собой «перепрограммирование государства и то, чтобы сделать его более удобным для обратной связи, вытесняя другие способы ведения политики»1. Технопессимизм Е. Морозова преимущественно направлен на переоценку последствий преобразования политической сферы технологиями, и в случае более комплексного осмысления его работ выявляются фундаментальные проблемы, касающиеся не только технологического прогресса и политики, но и мышления в целом.

Уже у Аристотеля человек определяется как политическое животное, ему свойственно стремление к общественной жизни и, более того, политика необходима человеку для улучшения своего существования. Чем шире и доступнее поле обсуждения политических проблем, тем успешнее должно становиться и включение в них. Глобальная сеть стала неотъемлемым потоком информации, местом соединения социальных групп и свободного выражения мнения. Наряду с этим, интернет скорее дает необходимое ощущение свободы выражения и множественности выбора, к которым стремится каждый человек. Это формирует ложное чувство того, что решения и мысли действительно принадлежат тебе, хотя зачастую выбор определяется тем, в каком информационном поле заключен человек. В этом состоит неизбежность возможного манипулирования общественными массами: путем сбора информации, алгоритмов и анализа поведения вокруг человека создают «пузырь» с определенными политическими проблемами и подходящими ему событиями, в которые он должен быть погружен. В случае, когда государство успешно владеет инструментами управления, трансляция нужных мнений и идеологий упрощается, равно как и упрощается политическая жизнь человека. Х. Ортега-и-Гассет отмечал упадок критического мышления и связывал его с техническим прогрессом, порождающим массовость и опустошение жизни, в силу рационализации технологиями всех ее сфер2. Взаимоотношения техники и человека стали крайне близкими, ведь интернет обеспечил комфортные условия, в которых свою мысль можно не развивать, а найти уже существующую.

Пагубные эффекты, о которых пишет Морозов, явно обусловлены свойством Глобальной сети как технологии: это всеобъемлющая сеть, включенная во все аспекты реальности человека. Виртуальное пространство конструирует смыслы и вплетается в культуру, и в случае политики технологии создают новую цепь взаимодействия человека и государства, где интернет выступает в роли посредника. Отсюда вытекает и идея автора об «игрофикации» политических процессов, когда государство постоянно получает обратную связь, а человек в этой цепи скорее играет по правилам правительства и не вносит вклада в решение политических проблем. Это скорее лишь цепь потребления, на которой выстраивается вся современная культура.

Невозможно отрицать усиливающуюся зависимость человека от технологий и то, насколько они стали органичным продолжением общественной жизни. Можно сказать, что интернет уже стал ее центром, и, если человек не подключен к происходящему в сети, он выключается из актуальной реальности. Технологии развиваются быстрее человека, поэтому он становится пассивен и зависим от них. Главным образом встает вопрос о человеческой свободе мысли, и возможно ли достичь свободы в условиях технологического прогресса. Проблемы, проявившиеся в политической сфере жизни в XXI веке – отражение проблем человечества в общем. То, как отдельный человек создает реальность сейчас, сопряжено с тем, какую информацию он потребляет, и какую информацию ему дают потребить. Реальность в ее сущности уже невозможно осознать из-за усиления зависимости от Глобальной сети: человек пропускает бытие через виртуальную реальность, и уже впоследствии получает его иллюзию. Поэтому свобода человека и его мышление также начинает зависеть от технологий, и, как следствие, на фоне развития техники происходит постепенный упадок духовной жизни, так как все становится более универсальным и рационализированным. Так, развивается «сетевая структура»3 М. Кастельса, которая во многом изображает процессы, упомянутые в работах Морозова: интернет является основой деятельности человека, что формирует у него сетевое мышление, характеризующееся постоянной сменой ценностей и ориентиров4.

В конечном итоге, технопессимизм Е. Морозова нельзя назвать утопическим или радикальным, ибо он не идет по пути слепого скептицизма касательно влияния технологий на политическую жизнь. Он находит явные негативные стороны новой модели восприятия, а также видит, как они могут позитивно преобразовывать общественную жизнь и делать политическое поле более многогранным и свободным. Стоит лишь понимать, что интернет – это одновременно двигатель прогресса и инструмент воздействия на сознание человека.


Библиография

Ортега-и-Гассет X. Избранные труды: Пер. с исп. / Сост., предисл. и общ. ред. A.M. Руткевича. М.: Издательство «Весь Мир», 1997.

Castells, M. The Rise of the Network Society. Information Age, vol. 1 / Wiley-Blackwell, 2009.

Morozov E. The rise of data and the death of politics // The Guardian. 2014. Т. 20. №. 07.


Сноски

1 Morozov E. The rise of data and the death of politics //The Guardian. 2014. Т. 20. №. 07. P. 8.

2 Ортега-и-Гассет X. Избранные труды: Пер. с исп./ Сост., предисл. и общ. ред. A.M. Руткевича. М.: Издательство «Весь Мир», 1997. С. 30–32.

3 Castells, M. The Rise of the Network Society. Information Age, vol. 1 / Wiley-Blackwell, 2009.

4 Там же.



Избранные публикации
Облако тегов
Тегов пока нет.
  • Vkontakte Social Icon
  • Черно-белая иконка Facebook