Демократия или тирания в Америке?

На сегодняшний момент можно с уверенностью говорить о том, что попытки использования наследия консерватизма или большинства либеральных идей не в состоянии привести общество к желаемому ответу на вечные вопросы политической и социальной философии: что нужно для обеспечения блага современного человека? Демократия или тирания большинства? Можно ли вообще говорить о свободе как таковой в государстве? На данные вопросы мы попытаемся ответить с помощью теории известного политического деятеля Алексиса де Токвиля, учение которого вобрало в себя обе указанные политико-философские парадигмы. Материалом послужит его историко-политический трактат "Демократия в Америке". Нам предстоит, следом за Токвилем, поставить следующий вопрос: является ли режим США первой половины XIX века панацеей, или же это очередное проявление деспотизма одного из сословий?

 

Токвиль, говоря об особенностях демократии в США, начинает свое произведение с подробного описания предпосылок возникновения североамериканского государства. По его мнению, фундаментом данного общества является некий культурный стержень. Это один язык и постоянная общая борьба, заставившая эмигрантов из Англии, Ирландии и других британских стран пройти вместе через сложные периоды политической закалки. Для всех этих людей, в отличие от представителей многих европейских народов, главной характеристикой была просвещенность в сфере принципов свободы и прав человека, которую они обретали в процессе становления будущего государства. Общие проблемы сплачивали американцев в общины, которые впоследствии и составили крепкую основу социально-политических отношений в союзе штатов. Данные объединения отличались равенством своих участников: здесь не существовало ни бедных пролетариев, ни богатых господ. Не отличало их и образование – нельзя было найти среди них ни невежд, ни, наоборот, искрометных гениев.

 

Говоря об американском обществе, французский мыслитель насыщает его образ некоторой утопичностью, можно сказать, что он стремится увидеть в США не просто демократию, а политический Эдем, люди в котором оказываются способными сбросить оковы несправедливости и неравенства и с себя, и с остальных стран, в частности, с его родной Франции. Постоянные упоминания о Боге, дарующем американцам богатейшую землю, расположенную вдали от неприятеля, особенный общинный дух, являющийся определенным достоянием только эмигрантов Северной Америки — все это придает гражданам Соединенных Штатов характеристику избранного Богом народа.

 

"Смотрите, с каким искусством в американской общине все заботятся о рассредоточении, если можно так выразиться, власти для того, чтобы заинтересовать как можно больше людей в делах общества. Помимо того, что сами избиратели время от времени занимаются различными вопросами управления общиной, существует множество всевозможных должностей, множество различных чиновников, и все они представляют, в пределах своей компетенции, мощную корпорацию, от имени которой выступают! Как много людей используют таким образом в собственных интересах власть общины, будучи в ней лично заинтересованными!".

 

Далее Токвиль говорит об идеальном обществе, конструкт которого представлен в учении Аристотеля, где каждый, забывая о своей личности, стремится к деятельности, направленной на достижение всеобщего блага. "Он подчиняется обществу совсем не потому, что менее других способен управлять государственными делами, и не потому, что менее других способен управлять самим собой, — он повинуется обществу потому, что признает для себя полезным союз с себе подобными и понимает, что данный союз не может существовать без власти, поддерживающей порядок".

 

Французский мыслитель, очевидно, находится также и под влиянием идей Руссо, касающихся суверенного состояния народа. В США, по его описанию, именно позиция народа является основой для учреждения будущих законов. Он также по сути управляет государством по причине того, что само правительство, избранное гражданами, ограничено в решениях и находится под постоянным надзором. "Народ властвует в мире американской политики словно Господь Бог во Вселенной. Он – начало и конец всему сущему; все исходит от него и все возвращается к нему".

 

Процесс демократизации интенсивно осуществляется по причине возникновения принципа избирания руководство штатов и округов. С ростом числа избирателей повышается количество желающих этим правом обладать (среди тех, кто по какой-либо причине еще ограничен избирательным цензом). Тем самым, даруя всем жителям возможность оказывать влияние на правительство государства, США насыщает общество политически активными единицами.

 

Помимо избирательной деятельности общины постоянно ведут активную административную работу на уровне местного управления. Центральная власть дистанцируется от этих дел, препоручая их ведение гражданам. "Таким образом, жизнь общины не замирает ни на секунду; она ежедневно проявляется то в исполнении той или иной обязанности, то в использовании того или иного права. Постоянная вовлеченность в политику вызывает в обществе непрерывное и размеренное движение, активизирующее его жизнь, не нарушая в то же время его спокойствия".

 

Токвиль усматривает главные различия европейского и американского общества в общей, фундирующей социальное, идее. Для бывших эмигрантов часть Северной Америки становится не просто клочком суши, на котором они скромно существуют, уходя от суеты Старого Света, а настоящей родиной. Гражданин этой молодой страны становится частью огромного искусственного организма, подобного Левиафану Гоббса, и вместе с тем происходит объединение в нацию, которая стремится к всеобщему благу, продуцируя семейные узы между всеми американцами. Подобный порядок ведет к постепенному нивелированию потребности в центральной власти, которая присуща многим европейским странам того времени. А это в свою очередь ведет к политической децентрализации.

 

Проблема децентрализации возникает в США еще на самом раннем этапе развития. С момента создания республики зарождается вечное соперничество между властями штата и центральным правительством. В связи с признанием того, что население штатов – это независимые народы, которые сплотились лишь по причине устранения общего врага, англичан, объединение этих земель в одно государство основывалось на весьма серьезных уступках. "Всеми было признано, что правительство каждого штата совершенно свободно действует в сфере своих полномочий, хотя оно могло и злоупотребить данной ему свободой и неразумными действиями создать угрозу безопасности всего Союза в целом. В таких редких и заранее определенных случаях федеральное правительство получило право вмешиваться во внутренние дела штатов".

 

Несмотря на наличие президента как представителя исполнительной власти, можно с уверенностью сказать, что этот факт сам по себе не ведет к централизации. Полномочия данного лица скромны: президент обладает влиянием лишь в сфере внешней политики, которая в случае США того времени не столь богата на события. В процессе принятия законов основное место занимает конгресс, который целиком и полностью зависит от избирателей. В отличие от верховного главнокомандующего, избираемого на четырехлетний срок, конгрессмены служат еще меньше, не успевая воспользоваться своими полномочиями за такой короткий период времени в частных интересах, тем самым полностью отдавая свои силы на нужды граждан. Президенту в подобных условиях приходится беспрекословно подчиняться не только народу, но и законодательной власти, дабы, продолжая политическую карьеру, иметь право быть переизбранным на второй срок. Данные обстоятельства все больше ведут к сосредоточению власти в руках суверена, выдвинутому в политический авангард доктриной Руссо – народе.

 

Феномен ослабления политической позиции президента и вытекающее из него сосредоточение практически всей власти в руках законодательных учреждений, находящихся под серьезным влиянием гражданского сообщества, подводит нас к формированию концепта "тирании большинства", введенного Токвилем в научный дискурс.

 

Сущность такой тирании законодательной власти хорошо видна на примере полномочий губернатора законодательного собрания в Штатах. Формально они находятся на одном уровне, однако по факту представитель исполнительной власти является лишь орудием в руках законодательной. Срок в один год не дает ему никаких возможностей воплотить в действительность свои идеи, говорить же о полномочиях в данной ситуации не приходится, их попросту нет. Необходимо отметить, что именно законодательная власть решает, какова судьба всех чиновников, по причине того, что в их полномочиях назначение и выплата жалованья. "Если бы законодательная власть пожелала, то она смогла бы в некотором смысле уничтожить губернатора, прекратив, например, выплачивать ему жалованье".

 

Можно сказать, что судебная власть более независима, чем законодательная, однако во многих штатах сенат зачастую включает в себя не только законодательную, но и судебную власть. С другой стороны, такое смешение ветвей власти всеми силами уничтожает федеральная конституция: обеспечивая жалованьем и несменяемостью в должности судей.

 

Таким образом, единственной причиной отсутствия в США полной тирании большинства является борьба между центральной властью и местной.

 

Иными словами, народ – это суверен, который всеми возможными способами ограничивает власть: чиновники, отвечающие за законотворчество, избираются напрямую ежегодно; суды присяжных для соблюдений этих законов также набираются по воле народа. Выборы президента хоть и являются двухступенчатыми, никак не могут ограничить граждан, поскольку сам глава государства находится в жестких рамках, введенных законодательной властью. По мнению Токвиля, народ в данном случае есть большинство, которое управляет, по сути, всем государством. Целью же их является всегда общее благо. Однако такое утопическое представление зачастую нисходит на нет, когда в силу вступает ограниченная человеческая природа, наполненная страстями и ложными мнениями.

 

Зачастую неправильное представление можно составить за счет прессы, которая в описываемых реалиях США представлена крайне широко. Сама профессия журналиста здесь является такой же невостребованной, как и чиновничья. Основная задача прессы – это критика без особой изысканности. Растоптать какую-либо личность или окунуть в грязь политика, создав ложное впечатление о нем – вот рабочие будни журналиста в Америке. Данная профессия не имеет никаких специфичных требований. Самих газет существует такое количество, что профессия журналиста становится еще ненадежнее, чем чиновничья, в связи с тем, что риск потерять работу возрастает вдвое по причине частого закрытия той или иной фирмы. Однако такая мало востребованная работа оказывает серьезное влияние на умы граждан. Именно благодаря газете чиновники теряют свое звание, активизируются суды и возникают незаконные политические объединения.

 

Одной из главных проблем США по Токвилю является тот факт, что в политику идут зачастую недостойные люди. Все выдающиеся люди идут за прибылью "на рынок". Даже несмотря на тот факт, что избирательное право позволило гражданам выбирать лучшего кандидата, возникает новая проблема — проблема юга и севера. "Когда попадаешь в новые штаты на Юго-Западе страны, туда, где социальная структура, только вчера сформированная, представлена пока лишь сборищем авантюристов и спекулянтов, чувствуешь какую-то растерянность при виде того, в чьих руках находится власть, и спрашиваешь себя, какая же сила, не зависящая от законов и людей, может привести в таких условиях государство к росту, а общество к процветанию". Таким образом, можно отметить, что отсутствует сам принцип выборности как таковой: кандидаты по сути своей являются некомпетентными лицами и попадают на государственные посты практически случайно.

 

Далее проявляется основное зло тирании большинства. Исходя из всего вышесказанного, нетрудно сделать вывод о том, что заметное количество чиновников будет представлять собой бедный слой населения. А в таких случаях, по мнению Токвилля, управление финансами государства приходит в упадок. Налоги ударят по более богатому классу, а государственное имущество пойдет на нужды малоимущих слоев населения, что неминуемо приведет к последующим кризисам всей финансовой системы. Ведь бедных всегда большинство, тем самым такие расточительные операции с бюджетом будут поддерживаться избирателями. Эффектным примером слабости правительства является описанный Токвилем случай с водкой, в котором повышение налога на спиртные напитки решило бы проблему с нарушением закона. Однако чиновники отказываются от подобной идеи по причине страха не быть переизбранным. Из этого следует, что большинство здравых идей не реализуются по причине воли большинства людей, которые являются, в определенном смысле, далеко не лучшими представителями своей нации. По той же причине случается быть и плохо сформулированным, неполным и несущим опасность для всего государства законам.

 

"Демократическая форма правления в том виде, в каком она существует в Соединенных Штатах, заслуживает самого серьезного упрека не за свою слабость, как считают многие в Европе, а, напротив, за свою непреодолимую силу. Что мне больше всего не нравится в Америке, так это отнюдь не крайняя степень царящей там свободы, а отсутствие гарантий против произвола". Такой произвол большинства опасен еще тем, что, в конце концов, он порождает уже другую власть, более опасную – тиранию меньшинства. Тиранию большинства можно сравнить с фундаментом будущего тоталитарного общества. Это большинство постепенно в иллюзиях общего равенства и свободы превращается в "массу" по Арендт. Большинство в США стремится к духовному деспотизму с тотальным подчинением воли меньшинства. Человек как часть этого государства обладает правами, как и все жители страны, но если он мыслит не так, как то делает большинство, его права испаряются вместе с его свободой и равенством. Он либо со всеми, либо никто. Впоследствии именно такой безликой толпой будет проще управлять тоталитарным вождям.

 

В этот момент возникает интеллектуальное высшее общество законоведов, псевдоаристократов. Именно они подстраиваются под общество таким образом, что незаметно для граждан воздействуют на американцев, создавая модель государства, исходя из своих собственных убеждений. Важно при этом рассмотреть саму проблему равенства в США. Свобода среди граждан представляет собой выбор какого-либо мнения, уже предоставленного большинством. Индивидуум не нуждается в умственной деятельности, за него решают все, ему остается только прийти к одному из нескольких заранее известных вариантов. Из этого следует, что люди, освободившись от гнета материального рабства, отдают вместо тела на растерзание свой дух. Таким образом, зависимость от аристократов и монархов не исчезает, а лишь, эволюционируя, обретает новую форму псевдосвободы. В первую очередь людей интересует быстрый доступ к материальному благу, такому обществу не нужны разные точки зрения. Ему необходимо подавление свободы и общее равенство. Отсюда становится ясно, почему именно в США возникает прагматизм. Ведь именно данное философское течение хорошо дает понять весь настрой американского населения: неважно, как и что, главное результат — общее благо. Однако над таким обществом нависает проблема тирании.

 

В связи с равенством в обществе наступает порядок, который ведет к подавлению всяческого гражданского интереса к активной политической деятельности, что может являться причиной узурпации политической воли всего населения одним человеком. "Нация, не требующая от своего правительства ничего, кроме поддержания порядка, в глубине души уже поражена рабством; она порабощена своим благополучием, и всегда может появиться человек, способный заковать ее в цепи".

 

Основная идея Токвиля заключается в том, что проблема угрозы тирании большинства или меньшинства не имеет такой большой цены для Штатов. В их законодательной сфере полно недостатков, а постоянная борьба между центральной и местной властями, ведущая к серьезным затруднениям в ведении политики, меркнет на фоне всеобщего национального успеха. Американский общественный дух и есть залог успеха североамериканского государства. Американцам никогда не придет в голову, по мнению Токвиля, избегать общественных дел, ведь, как было показано, ими движет прагматизм. Для поддержания успеха существующее правительство необходимо постоянно держать в своего рода политическом тонусе, влияя на него путем активной гражданской деятельности.

 

Подводя итоги описания американского государства, возможно заключить, что данная структура является далеко не идеальной и имеет ряд существенных недостатков. Вместе с тем, сочетая в себе как идеи консерватизма — отказ от поиска новых идей в пользу улучшения старых, так и оттенки либерализма — всеобщее избирательное право, а также революционное представление о месте женщины в обществе, — США предстает хорошим примером успешной демократии. Однако невольно возникает и следующий вопрос – каким средством достигнут подобный успех? Возможно, что равенством при рабстве духа. Так или иначе, американская демократия – пример эффективной политической формации, достойной пристального историографического изучения, попытка которого была предпринята в сочинении Токвиля.

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Избранные публикации

Убийство Андрея Боголюбского в 1174 году

December 25, 2018

1/2
Please reload

Облако тегов
Please reload

  • Vkontakte Social Icon
  • Черно-белая иконка Facebook