Действительно ли мы ограничены горизонтом своего "века"?

Кто такие "мы" и что такое "век"? Для начала необходимо дать определения понятиям "эпохи" и "человека", являющимся ключевыми для этого вопроса: "мы" – люди, а под нашим "веком" подразумевается либо время, отведенное нам для жизни, либо эпоха, в которую нам случилось родиться.


Эпоха – неоднозначное понятие. Традиционно в исторической науке под эпохой понимается длительный период времени, выделяемый по определенным характерным признакам. В качестве примера возьмем традиционно выделяемые эпохи: Средние века и Возрождение. Как правило, мы не задаемся вопросом, является ли Возрождение эпохой. Это название, тем не менее, было присвоено в связи с заметной переориентацией культурных процессов, происходящих в центральной Европе, на античные образцы мысли и искусства, что в свою очередь образовывало оппозицию схоластическому богословию, которым был отмечен период Средневековья. В первичном смысле релевантность этого термина оказывается ограничена географическими и культурными факторами. Этот пример демонстрирует, как наименования эпох отражают в первую очередь культурно-историческую ситуацию передовых государств, и лишь затем распространяются на другие, с более или менее схожей культурно-исторической ситуацией (Северное Возрождение, Английское Возрождение, etc.)

 

Однако, помимо первоначального смысла понятия "эпоха", есть еще значительно расширенный, когда наша повседневность дробится на малые, относительно первичного смысла, эпохи: "Эпоха Сталина", "эпоха iPhone", "эпоха авангарда". К тому же, в ходу такие обобщающие понятия, как "эпоха технического прогресса", "эпоха великих географических открытий". Эпохи в новом понимании слова – это уже меньшие отрезки времени, которые характеризуются скорее локальными историческими событиями и веяниями, хотя они могут растягиваться на десятилетия.

 

Необходимо отметить, что в качестве примеров приведены определения слова "эпоха", зафиксированные в узусе и, следовательно, характерные для современного сознания.


Понятие "человек" также нелегко поддается определению. Поскольку мы рассматриваем человека в его отношениях со своей эпохой, постараемся выделить несколько типов людей, в зависимости от свойственного им восприятия истории. 


Первое и наиболее общее разделение: интеллектуал и обыватель. Обыватели – люди со средним уровнем образованности в сфере истории, не слишком интересующиеся политическими, культурными изменениями. Как правило, они реже замечают и невнимательно отслеживают происходящее, для них исторические закономерности малоизвестны и непонятны. Чаще всего они остаются невовлеченными в историко-политические процессы до тех пор, пока эти процессы не начинают влиять на их жизнь непосредственно. Интеллектуалы же способны и склонны анализировать и интерпретировать процессы современности и прошлого. Их в полном значении слова можно назвать "воспринимающими". Обыватель обладает лишь общими представлениями о смене эпох, интеллектуал же хорошо ориентируется в хронологии и взаимосвязях событий мировой истории.


Второе разделение: человек-современник и человек-потомок. Оба этих типа могут принадлежать как к типу интеллектуалов, так и обывателей, однако нельзя сказать, что есть жесткая граница между ними в заданной классификации. В одном из случаев человек-потомок – не обязательно профессиональный ученый, много занимающийся историей. Он просто в целом осведомлен и знает историю на базовом уровне и, самое главное, он воспринимает эпоху как уже завершившийся исторический период. Для него прошедшая эпоха – это полноценный период, прошедший все этапы своего развития, и в таком виде он уже представляет собой материал для изучения. Потомок анализирует, сравнивает, при этом находясь вне этого периода. Об этом типе воспринимающего пишет Хайдеггер во "Времени картины мира". Эпоха, переживаемая историком в настоящем времени, воспринимается им как постоянно пополняемая база данных, которую можно анализировать, делать предсказания и возможно даже управлять, но о ней никогда нельзя сказать что-то до конца ясное и точное. При этом анализировать, например, завершившуюся год назад "эпоху неоновых очков" значительно проще, как и другие быстротечные эпохи.


Человек-современник не может посмотреть на происходящее со стороны, в этом его принципиальное отличие от потомка. Современник ощущает на себе все происходящее, для него события сменяют друг друга, все происходит линейно и он не может быть беспристрастным. Современнику трудно ориентироваться в происходящем и прослеживать связи между событиями, так как для него сложно быть непредвзятым в своих суждениях. Рядовой гражданин не имеет четкого представления о реальных причинах принятия того или иного политического решения, или о последствиях заявлений в президентской речи.

 

Третье разделение: деятель и созерцатель. Деятель – человек, который вмешивается в ход истории активнее, чем средний созерцатель. Деятель может быть как должностным лицом, чиновником, членом государственного аппарата, так и активным оппозиционером, митингующим, активистом и т.д. Для деятеля история – это материал, который он может преобразовывать по своему усмотрению и возможностям. Если говорить о его реальной ценности для истории, то он чаще оставляет в ней след, чем созерцатель, когда дело касается решительных изменений. В вопросе восприятия истории через призму собственных взглядов – человек принадлежит к типу деятелей, даже если практически он не делает ничего особенного и выдающегося в государственном масштабе, а всего лишь добивается благ для жителей своего дома и пытается решать жилищные вопросы, он уже активен и, главное, осознает это. Созерцатель предпочитает не вмешиваться в исторический процесс и прилагает минимальные усилия к тому, чтобы что-то изменить. Он может руководствоваться разными мотивами – от незаинтересованности до убежденности в том, что все равно его голос не будет ничего значить.

 
Таким образом, мы выделили шесть типов воспринимающих эпоху людей, и два типа эпох. Типы людей не взаимоисключающие, как уже было отмечено. Мы можем встретить следующие комбинации:

 
1. Обыватель + современник + деятель
2. Обыватель + современник + созерцатель
3. Обыватель + потомок + деятель
4. Обыватель + потомок + созерцатель
5. Интеллектуал + современник + деятель
6. Интеллектуал + современник + созерцатель
7. Интеллектуал + потомок + деятель
8. Интеллектуал + потомок + созерцатель

 
Чтобы понять, как воспринимают и чем отличаются эти типы людей, рассмотрим восприятие этими типами смены эпох (в обоих смыслах).

 
Переход от Средних веков к Возрождению. Многими историками неоднократно отмечался тот факт, что переход от Средних веков к Ренессансу не был мгновенным. Не было одномоментного и официального перехода, той даты, когда было объявлено "Возрождение", это тот переход, рамки которого можно наблюдать исключительно со стороны, спустя века. Отчасти это обусловлено тем, что эпоха Возрождения – не локальное веяние, а общеевропейское и происходило не везде в одно и то же время. Деятели переходного периода активно ратовали за смену системы ценностей. Они определенно ощущали эти перемены, созерцатели тоже – тогда, когда это начинало напрямую иметь к ним отношение. Пришедшие к службе крестьяне, вдруг обнаружившие, что проповеди читаются на их родном языке, конечно, восприняли изменения. Для них был ощутим шаг к иному, в этом смысле перемены коснулись всех понемногу, хотя в разное время. Интеллектуалы и обыватели в равной степени были охвачены происходящим. Однако с точки зрения современников – кем бы они ни были – нельзя было понять, что эпоха в глобальном смысле сменяется.

 
Переход от Российской империи к СССР. С самого начала двадцатого века росло идеологическое напряжение. Этот факт был известен современникам также хорошо, как потомкам. Свержение монархии и приход Временного правительства с последующими изменениями были ожидаемы и желанны большинством. Народные массы тогда приобрели статус деятелей, созерцателей оставалось очень мало. Говорить об оценке происходящего интеллектуалами и обывателями трудно, однако резкий перелом и смена режимов действительно отразились на всех.
Итак, на основе краткого рассмотрения двух исторических примеров, можно сделать несколько выводов. Смена мелких эпох ощутима и современниками, и потомками, тогда как смена глобальных эпох ощутима и понятна только потомкам. Проживая свою жизнь, мы не можем сказать, в какой эпохе (в глобальном смысле) мы находимся. Для определения границ (весьма размытых) глобальных эпох необходим отстраненный взгляд и анализ всего произошедшего в целом. Относительно нашего времени нет единого мнения – живем мы в эпохе Модерна, Постмодерна или чего-то еще. Это будет ясно только тогда, когда эпоха кончится и это будет очевидно для всех, как сейчас для нас, что Античность далеко в прошлом. Не имея представления о том, как наше время будет восприниматься спустя годы в контексте всеобщей истории, делать какие-либо выводы невозможно. Для полноценного анализа необходим взгляд на исторический период как на единое, законченное целое. Поскольку перелом 1917 года был слишком стремительным, масштабным и тесно связанным с политикой, стоит отметить, что менее резкая смена обстановки заметна современникам все равно иногда больше, чем потомкам.

 
Невозможно воспринимать историю, происходящую прямо здесь и сейчас, беспристрастно. Мемуары Стефана Цвейга "Вчерашний мир" полностью отражают глубокие эмоциональные переживания человека, переживающего начало первой мировой войны. Отчасти этот вывод следует из предыдущего: анализ может быть произведен только с законченным и полноценным историческим этапом. Пока мы не видим его конца, нас ждет неизвестность и страх того, что все обернется хаосом. К тому же стоит помнить о неполноте информации, которой обладают современники, что ведет к искажению их восприятия.

 
Из сказанного следует, что восприятие истории очень индивидуально. Отвечая прямо на поставленный в теме вопрос: да, нам не под силу взглянуть на прошедшую глобальную эпоху не через призму нашего опыта в современных реалиях; трудно и определить границы исторических эпох, указать на конкретное их окончание. Мы можем, и мы анализируем то, что произошло, видим причинно-следственную связь и мы не можем встать на место обывателей и современников. Наша роль – исключительно потомок-интеллектуал, причем в данном вопросе – созерцатель. Так же стоит еще раз отметить, что современная нам эпоха воспринимается нами исключительно пассивно (безотносительно созерцательности/деятельности), поскольку происходит нечто неподвластное нам полностью и непонятное до конца. Нечто незаконченное и не воспринимаемое как единое целое не может быть предметом нашего полного и ясного исследования. В изучении глобальной эпохи мы действительно ограничены и не можем сказать ничего о современной, поскольку мы внутри нее, но можем как аналитики и исследователи погрузиться в прошедшую. Однако, в отличие от глобальных эпох, малые "эпохи", знаменующиеся каким-то кратковременным явлением – это именно то, что мы можем понять по-обывательски и проанализировать, если это завершилось. Благодаря упомянутым выше мемуарам Стефана Цвейга, мы можем эмоционально погрузиться в происходящее, что называется, "прочувствовать" человека столетней давности хотя бы приблизительно. Восприятие малых эпох проще, поскольку их выделение как отдельных периодов не основывается на радикальной смене системы мировоззрения, а, скорее, на смене более частных тенденций.


Библиография


Хайдеггер М. Время картины мира // Время и бытие: статьи и выступления. М.: Республика, 1993. С. 41–63.
Цвейг С. Вчерашний мир. URL: https://www.e-reading.club/book.php?book=62801
Национальный корпус русского языка. URL: http://ruscorpora.ru/

Tags:

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Избранные публикации

Убийство Андрея Боголюбского в 1174 году

December 25, 2018

1/2
Please reload

Облако тегов
Please reload

  • Vkontakte Social Icon
  • Черно-белая иконка Facebook