Протопоп Аввакум о Соборе 1666–1667 гг.

 

 


Введение


Данная работа посвящена одному из трагических моментов русской истории – Расколу – и его самому яркому представителю – Аввакуму. От начала никоновских реформ до казни в Пустозерске Аввакум оставался верен своим убеждениям и старому обряду, несмотря на многочисленные увещевания, чередующиеся с ссылками, пытками и мучениями. Окончательно Раскол оформился на Соборе 1666–1667 гг., проходившем с участием вселенских патриархов.


Цель работы: определить отношение протопопа Аввакума к Большому Московскому Собору на основе его Жития.


Работа состоит из трех глав. Первая посвящена зарождению движения ревнителей благочестия, так как деятельность Аввакума следует рассматривать как продукт этого движения и большинство боголюбцев придерживаются старого обряда. Во второй главе повествуется о Большом Московском Соборе. Здесь говорится только о суде над старообрядцами и не затрагивается дело патриарха Никона, которое большей частью и вызвало необходимость созыва Собора. В третьей главе разбирается то, что Аввакум писал о Соборе в своем Житии.


Зарождение движения ревнителей благочестия


После падения Константинополя в 1453 г.у на Руси начала распространяться идея о ее богоизбранности и особой миссии по защите и хранению православной веры, оформившаяся в концепцию «Москва – третий Рим». Однако заявленный высокий статус Руси не соответствовал действительности и религиозно-нравственному состоянию русского народа и церкви. Для экономии времени службы в храмах велись многогласно, православный епископат не гнушался материальными благами, процветало пьянство, сохранялись языческие пережитки, и т.д.1 Тогда появились опечаленные существующим положением дел люди, которые пытались сделать церковную и мирскую жизнь более благочестивой, вели проповеди и понимали необходимость обновлений в религиозной сфере. В Москве сформировалась группа боголюбцев, состоящая из царя Алексея Михайловича, Неронова, Вонифатьева, Федора Ртищева и Никона2. Число боголюбцев быстро росло. В 1652 г.у в их кружок вошел Аввакум, переехавший в Москву и ставший помощником Неронова3.


В этом же году Никон стал патриархом. Он начал проводить реформы по греческому образцу. Как пишет П. Шаров, данное решение было связано не только с невозможностью исправления книг по славянским переводам в связи с многочисленными ошибками переводчиков4. Патриарха увлекала идея объединения всех православных под властью русского царя и создания православной империи с центром в Москве5. В этом случае власть Никона бы также возросла, и он бы стал вселенским патриархом.


В новом никоновском служебнике, принятом на Соборе 1655 г., были закреплены следующие реформы: переход от двуперстия при крестном знамении к трехперстию; исключение из восьмого члена символа веры слова «истинный»; переход от пения «Аллилуйя, аллилуйя, слава Тебе, Боже…» к «Аллилуйя, аллилуйя, аллилуйя...»; исключение служб по перекрещиванию католиков и иных инославных; печатание на просфорах четырехконечного креста вместо старорусского восьмиконечного; замена в тексте литургического, так называемого херувимского, песнопения слов «трисвятую песнь приносяща» на «пресвятую песнь припевающе»; во время проскомидии или приготовления святых даров теперь из третьей просфоры вынимали не одну, а девять частиц6.


Эти нововведения вызвали сопротивление прежде всего среди боголюбцев и бывших соратников Никона. Во-первых, они были приняты Никоном единолично и имели необоснованный характер7. Во-вторых, греки, по образцу которых были проведены реформы, имели сомнительную репутацию на Руси. Их дискредитации способствовали Флорентийская уния, печать книг в католических странах (преимущественно в Венеции) и само поведение греков на Руси, которых занимали не столько церковные, сколько денежные вопросы8. В-третьих, многие священники и дьяконы были малограмотными и механически выполняли заученные молитвы и обряды, сила и спасительность которых была подтверждена русскими святыми9.

 

Собор 1666-1667 гг.


Шаров выделяет 4 причины созыва Собора10: вопрос об исправлении богослужебных книг и церковных обрядов; борьба с раскольниками; беспорядки в русской церковной жизни XVII столетия (недостаток центрально-правительственного и епархиального надзора, состояние богослужений, во время которых священники систематически уклонялись от устава, религиозно-нравственное состояние духовенства и мирян, пьянство, корыстолюбие и т.д.); и дело патриарха Никона.


В Соборе приняли участие три патриарха (Паисий Александрийский, Макарий Антиохийский, Иосаф II Московский), 13 митрополитов, 9 архиепископов, 5 епископов и другие русские и иноземные духовные особы, Алексей Михайлович и его царский синклит11. Царь специально набирал в члены Собора послушных ему людей, которые бы утвердили никоновские реформы. Перед началом Собора царь опросил всех участников12:


1) «Как должно есть непщевати [полагать] о патриархах константинопольском, антиохииском и иерусалимском», – т.е. считает ли этих патриархов за имеющих право принимать участие в решении вопросов православной церкви каждый из вызванных к царю епископов.


2) Считает ли вызванный епископ «греческие книги печатные и рукописные за праведные и достоверные».


3) Считает ли епископ правильными решения Собора 1654 года [который под давлением Никона решил начать пересмотр книг].

 
Первая часть Собора проходила с участием только русских епископов и архиереев с 29 апреля по 2 июля 1666 г. Они осудили раскольников, но не старые обряды, т.к. некоторые из староверов покаялись еще до Собора (старец Ефрем Потемкин, соловецкий старец Герасим Фирсов, архимандрит Антоний Муромский), а другие последовали примеру епископа Александра Вятского, который раскаялся на Соборе. В результате, лишены сана и преданы анафеме были только Аввакум, Никита и Федор, при этом двое последних раскаялись и подписали требуемые от них грамоты, следовательно, Аввакум остался единственным представителем оппозиции13. В относительно мягком обращении с ослушниками, мирном характере Собора и неосуждении старых обрядов Зеньковский видит тенденцию к примирению, которой противодействовало вмешательство греческих патриархов (их присутствия требовало дело Никона14).


Восточные патриархи прибыли на Русь 2 ноября 1666 г15. Кроме них организаторами Собора были греки (митрополит Газский Паисий Лигарид, дьякон Мелетий, дьякон Агафангел, греческий архимандрит Дионисий), которые на родине имели плохую репутацию (Паисий Лигарид был даже лишен сана) и приехали на Русь, чтобы продолжить карьеру и получить деньги от русского царя. Этот состав Собора принял все никоновские реформы и наложил анафемы на старый обряд, сторонников которого назвали непокорными еретиками, несмотря на то что те придерживались устава, еще недавно принадлежавшего и их обвинителям (он был изменен в XIII веке16). Такая агрессия к старому обряду только придала приверженцам уверенности в его правильности.
Таким образом, греческие представители способствовали перерастанию конфликта внутри русской православной церкви в раскол, окончательно отделив всех сторонников старого обряда от православной церкви.


Аввакум и Собор


Об отношении Аввакума к Собору можно узнать из его главного произведения – Жития. Оно дошло до нас в трех редакциях (А, Б, В), представленных многочисленными списками. Позже была открыта четвертая редакция в единственном Пряшниковском списке17. Я.Л. Барсков был первым, кто соотнес тексты трех редакций, и его точка зрения стала господствующей в историографии. По его мнению, все редакции были созданы Аввакумом примерно в одно время – с 1671 по 1675–76 гг. Редакция А была первоначальной, Б – сильно сокращенный и переработанный вариант редакции А, В появилась третьей, в нее были вставлены большие дополнения18. Датировку произведения (редакции А) Барскова определяет исходя из текста19: Аввакум сообщает, что был рукоположен в диаконы в 21 г. (1641 г.) и с тех пор прошло 30 лет (1671 г.); гонения на Аввакума продолжались уже 20 лет, известно, что они начались около 1653 г.


Демкова предлагает альтернативную версию последовательности создания трех редакций. По ее мнению, сначала была некая первоначальная редакция, от которой произошла редакция Б, а от Б произошли А и В20.


В основу данного реферата же легло Житие редакции А под редакцией Гудзия, который использовал работы Я.Л. Барскова и Н.С. Смирнова из собрания «Памятники истории старообрядчества XVII века». Выбор обусловлен тем, что эта редакция сохранилась в автографе в Пустозерском сборнике и отрывок про Собор 1667 г. практически одинаков во всех редакциях21. Пустозерский сборник был создан иноком Епифанием, одним из четырех пустозерских узников22. Ядро сборника составили житие Аввакума и житие Епифания, начинающееся на той же странице, где закончилось житие Аввакума. К ним Епифаний приложил автографы трех других статей Аввакума, а в начало добавил списки ранее отосланных на Мезень сочинений Лазаря, Федора и Аввакума. Объединив рукописи, он снабдил их двумя заглавиями: первое – «Книга сия, глаголемая Ответ православных», а во втором Епифаний указал свою роль в создании Жития.


Как пишет Робинсон, именно Епифаний побудил Аввакума к написанию «автобиографии». До Жития Аввакум уже был автором многочисленных посланий, челобитных царю и прочих произведений, которые продолжали его проповедь, нацеленную на борьбу с новшествами и никонианами и защищали, по его мнению, «истинное» православие. В Пустозерске Епифаний стал близким другом и единомышленником Аввакума. Их личное общение переросло в письменную беседу-исповедь23, в результате которой появились оба Жития: «оба жития осознавались их авторами как произведения, обуславливающие друг друга, внутренне связанные и внешне обрамленные как бы живой перекличкой двух писателей»24.


В Житии Аввакума содержатся многие эпизоды из его жизни, в том числе и о его присутствие на Соборе. Как следует из текста, Аввакум подвергался многочисленным увещеваниям, которые не имели успеха, и тогда был поставлен перед Собором. Первый раз он предстал перед ним 12 мая 1666 г. Патриархи еще не успели приехать, и Аввакум был судим только русским духовенством. 13 мая он был лишен сана в Успенском Соборе и отлучен от церкви25. Второй раз протопоп предстал перед Собором (в котором участвовали вселенские патриархи) 17 июня 1667 г.26


Аввакум отказался перейти на сторону Собора и принять его постановления, назвав членов Собора беззаконниками («лутче един творяй волю божию, нежели тьмы беззаконных!»27) и отступниками («И я говорю: “аще и умрети ми бог изволит, с отступниками не соединюсь!”»28). Себя Аввакум представлял в роли «пророка, глаголющего истину», посредством создания схожего описания себя на Соборе с повествованием о жизни Иисуса, апостолов и других персонажей из Библии. Фраза «Бог отверз грешные мое уста, и посрамил их Христос»29 – перефразированные слова из 50 псалма «Господи, устне мои отверзеши»30. «Чист есмь аз, и прах прилепший от ног своих отрясаю пред вами»31 – таким же образом, как это сделал Аввакум, Иисус учил апостолов поступать с теми, кто их не послушает и не примет их слов, и отраднее будет Содому и Гоморре в день суда (Матф. 10:14). «Так на меня и пуще закричали: возьми его!»32 – в этой строке Робинсон увидел схожесть осуждения Аввакума с осуждением Христа (Возопиша же вси народи, глаголюще: возми сего (Лука 23:18))33. С этим порицанием Аввакум сравнивал и осуждение Лазаря и Епифания, говоря, что Собор берет пример с Анны и Каиафа – иудейских первосвященников, судивших Христа34.

 

«И я говорю: мы уроди Христа ради; вы славны, мы же бесчестни; вы сильны, мы же немощны!»35 – с такими же словами обращался Павел к коринфянам в первом послании (1 Кор. 4:10). «Уроди» значит «безумны» – Павел стал безумным и немощным ради Христа, чтобы показать силу Божью, которая превыше земной человеческой силы, мудрости и логики. Эта фраза также сделала недействительными доказательства Собора против старого обряда, которые будут рассмотрены ниже, так как сила Бога уже проявила себя на Руси в святых и чудотворцах, вплоть до того, что Москва стала третьим Римом. О третьем Риме Аввакум упомянул, когда говорил, что «Рим упал и лежит невсклонно… И впредь приезжайте к нам учитца: у нас, божиею бла г.атию, самодержство»36. В этих строках заключено воззрение, господствующее в московском обществе, – Москва стала единственно правильным образцом церковного и гражданского устройства37, а греки дискредитировали себя потерей своего царя, завоеванием Константинополя турками и падением Византийской империи38. Противопоставление человеческой учености и силы Божией, заключающейся в русских святых, появлялось и в другом месте Жития – «а наши, что волчонки, вскоча, завыли и блевать стали на отцев своих, говоря: глупы-де были и не смыслили наши русские святыя, не ученые-де люди были, – чему им верить? Они-де грамоте не умели!»39. Также фразой «мы уроди Христа ради…» Аввакум, возможно, хотел указать на то, сколько он претерпевает за веру и за Христа, в то время как члены Собора находились в почете из-за того, что, преследуя личные корыстные цели, поступали так, как от них этого ожидала власть.


На Соборе Аввакум упомянул только проблему перстосложения и аллилуйи. В поддержку двуперстия Аввакум сослался на Мелетия Антиохийского, Феодора Блаженного, Максима Грека и Петра Дамаскина40. 1) По легенде, Мелетий (IV в.) при вступлении на антиохийскую кафедру показал три перста, потом «два совокупль, а три пригну»41. На Соборе 1667 г. опровергли это утверждение тем, что они неправильно истолковали действия Мелетия. На самом деле, он сначала показал три перста, символизируя Троицу, а затем два перста согнул, чтобы показать ее единосущность42. 2) В середине XV в. на Руси возникло «Феодоритово слово», в котором от лица Феодорита защищалось двуперстие. Слово не принадлежало Феодориту Блаженному (церковному писателю V века, боровшемуся с ересью монофизитов), однако было признано митрополитом Данилом и Стоглавом43. 3) Максим Грек – монах, прибывший на Русь в 1518 г. для перевода книг на славянский язык. В сочинении «Како подобает знаменоваться крестным знамением» он действительно защищал двуперстие44. Подтверждение двуперстия также находили и у Петра Дамаскина – монаха XII века.


Кроме святых отцов Аввакум ссылался на Стоглавый Собор 1551 г., который остановил креститься двумя перстами. Протопоп подчеркивал статусность Собора присутствием на нем чудотворцев45. Собор 1667 г. попытался доказать свое право отменить постановления 1551 г. Во-первых, Собор 1667 г. сравнительно больший, чем Стоглавый, на котором не было вселенских патриархов. Во-вторых, члены Собора 1667 г. указывали на слова Соломона «спасение же во мнозе совете есть» и апостола Петра «вси убо другъ другу повинующееся, стяжите смиренномудрие»46. В-третьих, отмена решений одного Собора другим уже была в церковной практике, например, VI вселенский Собор отменил постановление Карфагенского Собора, узаконившее причащение после вкушения пищи по подобию Тайной вечери47.


Защищая сугубую аллилуйю, Аввакум ссылался на Дионисия Ареопагита48, который в трактате «О небесном священноначалии» описывал, как ангелы славят Бога, восклицая три раза «аллилуйя» каждой ипостаси Троицы49. «Аллилуйя» в переводе с иврита – «хвала Богу», так что, если в вариант «Аллилуйя, аллилуйя, слава Тебе, Боже» добавить еще раз «аллилуйя», то люди будут четверить Троицу. Защитники трегубой аллилуйи возражали, утверждая, что сугубая аллилуйя славит Троицу, но не прославляет ее единство50.


Чтобы еще больше дискредитировать Собор 1667 г., Аввакум указал на нехристианское поведение его участников: «Да толкать и бить меня стали; и патриархи сами на меня бросились, человек их с сорок, чаю, было, – велико антихристово войско собралося! Ухватил меня Иван Уваров да потащил. И я закричал: “постой, не бейте!” Так они все отскочили. И я толмачу-архимариту Денису стал: говори патриархам: апостол Павел пишет: „таков нам подобаше архиерей, преподобен, незлобив“, и прочая; а вы, убивше человека, как литургисать станете?»51. Обратим внимание, что Аввакум назвал членов Собора «антихристовым войском». Это связано с тем, что старообрядцы считали, будто конец света, перед которым должен прийти Антихрист, близок. Порча обрядов и веры, по их мнению, являлись предзнаменованиями пришествия Антихриста.


Еще один интересный момент заключается в следующем ответе патриархов Аввакуму: «Что-де ты упрям? вся-де наша Палестина, – и серби, и албанасы, и волохи, и римляне, и ляхи, – все-де трема персты крестятся, один-де ты стоишь во своем упорстве и крестишься пятью персты! -- так-де не подобает!»52. Исследователи выражают сомнение, в том, что патриархи могли упомянуть римлян и ляхов как аргумент в пользу троеперстия, скорее, эта вставка Аввакума также нужна была для дискредитации Собора53. Негативное отношение к католикам появилось не только в результате Великой схизмы, но и было последствием событий Смуты, пребывания Филарета в польском плену, после которого возросла его ненависть к католикам, и Брестской унии 1596 г., после которой начались притеснения православных, и слухи об этом распространялись на Руси54.


Таким образом, Аввакум осудил членов Собора 1666–1667 гг., отказался им подчиниться и принять никоновские нововведения.


Заключение


Сразу после никоновских реформ начались гонения на староверов. Собор 1666-1667 гг. подтвердил предложенные Никоном преобразования и наложил анафемы на старый обряд. В результате, в русском обществе произошел раскол и репрессии в отношении старообрядцев ужесточились. Кроме того, Русское государство лишилось обоснований концепции «Москва – третий Рим», даровавшей ему статус центра и хранителя чистого православия. Вместо этого, после Собора 1667 г. Русь, по мнению греков, оказалась хранительницей ересей и искажений веры. Собор 1667 г. низвел Россию до простого государства, имеющего необоснованные имперские претензии.

 
Аввакум, Лазарь, Федор и Епифаний после Собора были сосланы в Пустозерск и заключены там в земляную тюрьму. С этого момента Пустозерск стал идеологическим центром старообрядчества, пустозерские узники беспрестанно писали оттуда письма, челобитные, послания. В этом городе и были созданы Жития протопопа Аввакума и Епифания.

 

Что касается повествования Аввакума о Соборе 1666-1667 гг., то оно сводится к четырем пунктам:


1) Осмысление себя в образе пророка через проведение параллелей своей жизни с жизнью Иисуса и апостолов.
2) Отвержение всех логичных доводов Собора 1667 г. через юродство.
3) Выражение позиции, заключающейся в отрицании новых обрядов, и подкрепление ее мнением Святых отцов.


Дискредитация Собора ввиду: нехристианского поведения членов Собора, непризнания греческого авторитета (из-за того, что они лишились своей империи, что могло рассматриваться как наказание Божье), отсылок членов Собора к католикам, восприятия действий обвинителей как предзнаменующих пришествие Антихриста.

 

Библиография


Житие протопопа Аввакума им самим написанное и другие его сочинения / Ред. Н.К. Гудзия. М.: Сварог и К, 1997.
Демкова Н.С. К вопросу об истоках автобиографического повествования в Житии Аввакума. Л.: Изд-во АН СССР, 1969.
Зеньковский С.А. Русское старообрядчество. М.: Институт «ДИ-ДИК», 2016.
Мякотин В.А. Протопоп Аввакум: его жизнь и деятельность: биографический очерк. Петроград: Типография «Задруга», 1917.
Паскаль П. Протопоп Аввакум и начало Раскола. М.: Знак, 2010.
Робинсон А.Н. Аввакум и Епифаний. Л.: Изд-во АН СССР, 1958.
Робинсон А.Н. Жизнеописания Аввакума и Епифания: Исследование и тексты. М.: Изд-во АН СССР, 1963.
Шаров П. Большой Московский Собор 1666-1667 гг. Киев, 1895.

 

Сноски

 

1 Зеньковский С.А. Русское старообрядчество. М.: Институт «ДИ-ДИК», 2016. С. 80–81.

2 Там же. С. 106.
3 Там же. С. 108.
4 Шаров П. Большой Московский Собор 1666-1667 гг. Киев, 1895. С. 9.
5 Зеньковский С.А. Указ. соч. С. 147.
6 Зеньковский С.А. Указ. соч. С. 179.
7 Там же. С. 171.
8 Там же. С. 56, 141, 168.
9 Гудзий Н.К. Протопоп Аввакум как писатель и как культурно-историческое явление // Житие протопопа Аввакума им самим написанное и другие его сочинения / Ред. Н.К. Гудзия. М.: Сварог и К, 1997. С. 16.

10 Шаров П. Указ. соч. С. 7, 18, 20.
11 Там же. С. 5.
12 Зеньковский С.А. Указ. соч. С. 217.
13 Зеньковский С.А. Указ. соч. С. 221.

14 Там же. С. 119.
15 Паскаль П. Протопоп Аввакум и начало Раскола. М.: Знак, 2010. С. 439.
16 Зеньковский С.А. Указ. соч. С. 230.
17 Демкова Н.С. К вопросу об истоках автобиографического повествования в Житии Аввакума. Л.: Изд-во АН СССР, 1969. С. 5.

18 Демкова Н.С. Указ. соч. С. 5.
19 Гудзий Н.К. Указ. соч. С. 377.
20 Демкова Н.С. Указ. соч. С. 140.
21 Демкова Н.С. Указ. соч. С. 13.
22 Робинсон А.Н. Аввакум и Епифаний. Л.: Изд-во АН СССР, 1958. С. 401.
23 Там же. С. 398.

24 Там же. С. 400.
25 Паскаль П. Указ. соч. С. 429.
26 Там же. С. 443.
27 Житие протопопа Аввакума им самим написанное и другие его сочинения / Под ред. Н. К. Гудзия – Москва: Сварог и К, 1997. С. 131.
28 Там же. С. 133.
29 Там же. С. 129.
30 Робинсон А.Н. Жизнеописания Аввакума и Епифания: Исследование и тексты. М.: Изд-во АН СССР, 1963. С. 277.
31 Житие. С. 131.
32 Житие. С. 131.
33 Робинсон А.Н. Жизнеописания Аввакума и Епифания: Исследование и тексты. М.: Изд-во АН СССР, 1963. С. 280.
34 Житие. С.132.

35 Там же. С. 131.
36 Там же. С. 130.
37 Мякотин В.А. Протопоп Аввакум: его жизнь и деятельность: биографический очерк. Петроград: Типография «Задруга», 1917. С. 93.
38 Житие. С. 130, 133.
39 Там же. С. 130.
40 Там же.
41 Робинсон А.Н. Жизнеописания Аввакума и Епифания: Исследование и тексты. М.: Изд-во АН СССР, 1963. С. 278.
42 Шаров П. Указ. соч. С. 50.

43 Робинсон А.Н. Жизнеописания Аввакума и Епифания: Исследование и тексты. М.: Изд-во АН СССР, 1963. С. 278.
44 Гудзий Н.К. Указ. соч. С. 416.
45 Житие. С. 130.
46 Шаров П. Указ. соч. С. 45.
47 Там же. С. 46.
48 Житие. С. 131.
49 Демкова Н.С. Указ. соч. С. 10.
50 Шаров П. Указ. соч. С. 51.

51 Житие. С. 131.
52 Там же. С. 129.
53 Там же.
54 Паскаль П. Указ. соч. С. 56.

Tags:

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Избранные публикации

Убийство Андрея Боголюбского в 1174 году

December 25, 2018

1/2
Please reload

Облако тегов
Please reload

  • Vkontakte Social Icon
  • Черно-белая иконка Facebook