Перформативность гендера: квир как утопия


Квир – это утопия, но и в самой утопии есть что-то от квира
Х. Э. Муньос


Точного определения термина "квир" не существует. Обычно его применяют в качестве зонтичного обозначения для всех типов сексуальностей и гендерных идентичностей, отличных от конвенционально принятых. Но иногда он сам выступает своего рода идентичностью, только без привычных рамок какой-либо из них. Собственно, именно поэтому единого определения нет – это позволяет также не создавать излишние предписания. Квир – автодескриптивный термин, "квир соотносится с самоидентификацией субъекта, а не с эмпирическими наблюдениями за ним других людей и их характеристиками".

 
Более того, на уровне языка "квир" можно воспринимать не как некоторую сущностную, статичную категорию, но как процесс, то есть как глагол – "делать квир" (doing queer). Квир апроприировал оскорбление, направленное в его сторону, и вывернул его наизнанку, придав его содержанию положительную коннотацию. Тем самым он подрывает собственные же границы изнутри. Он отрицает всякую бинарную, категориальную и эссенциалистскую модальность. "Квир всегда творится, созидается и переделывается, и наконец, уничтожается. Это ежедневная борьба с правилами игры, в том случае если эти правила душат дух квира тех, кто, словно птицы в клетке, не может петь.
В своей процессуальности квир перформативен. В целом, именно квир-практики во многом создали условия для критического осмысления гендера. Так, Джудит Батлер применила теорию речевых актов Остина к гендерным проблемам в феминистском изводе. Это не субстанция, это не сущность. Это процесс, воспроизведение определенных – идеологических, социальных, культурных и иных – действий. Предельная актуализация этого процесса – человеческая идентичность. Эти действия в буквальном смысле действуют, они производят эту идентичность. Однако при этом нет никакого "реального" гендера. Он перформативен постольку, поскольку он воспроизводит определенные нормы. Гендер – усвоение некоторых сконструированных норм, существующих в обществе. Эти нормы, реализующиеся в определенном поведении, и создают нас как субъект в гендерном отношении, именно в этом и заключается их перформативность. Более того, так как гендер есть результат дисциплинарных практик (Фуко), он всегда политичен. Квир существует не за счет воспроизводства определенных норм, но, наоборот, он вынужден постоянно производить нечто новое. "Квир перформативен, поскольку это не просто бытие, но также и созидание для и в отношении будущего. Квир, по сути, это отрицание здесь и сейчас, и вместо этого, настойчивость на вероятности, или даже возможности, становления иного мира".

 


Так, к примеру, Батлер обращается к практикам дрэга ("drag"), к миру фантазий. Согласно ее позиции, дрэг позволяет говорить не только о перформативности гендера, но и таковой отдельных сообществ, для членов которых важно быть (всякий раз) узнаваемыми. Эти объединения создаются на основе не условно присущих их носителям свойств, но тех, которые они же производят (опять же, во всякий момент). Поэтому во многом они стараются полностью исключить из своих кругов жестокость, расизм, гомофобию и трансофобию. Дрэг имеет свою определенную "срочность". Эта временность означает, что есть некое прошлое и будущее, с которым взаимодействует человек. Он перемещается из одной идентичности в другую. Важно, что это не стирание этих идентичностей, наоборот, они сосуществуют, причем симультанно. Дрэг – "это трение прошлого о настоящее".
Отсюда возникает новая темпоральность, называемая мультитемпоральностью. Она противостоит прямой, линейной темпоральности гетеронормативного капитализма. Настоящее – здесь и сейчас – принадлежит именно последнему. Поэтому единственно возможный вариант для реализации "квира" – это то, что окружает настоящее, при этом находясь в критической, вопрошающей позиции по отношению к нему. Для Хосе Муньоса это становится одной из важнейших идей для утопической квир-гермневтики. "Экстатичная и граничная темпоральность квира — это пути и векторы к более открытому миру". Он обращается к Хайдеггеру и его пониманию экстатического (ekstatisch) как охвата времени. Временное единство включает в себя "прошлое (уже-бывшее), будущее (еще-не) и настоящее (сейчас)". Согласно Хайдеггеру, время объемлет пространство. Квир еще не в пространстве "здесь" (not yet here), соответственно, квир находится в зоне возможности, то есть в пространстве будущего, однако обозримого из настоящего.

 
"Квир еще не здесь. Квир – это идеал. Иначе говоря, мы сами еще не квиры. Мы никогда не достигнем квира, однако мы можем почувствовать его как просвет горизонта, наполненного чувством возможности. Мы и никогда не были квирами, квир существует для нас как идеал, извлеченный из прошлого и необходимый, чтобы представить будущее. Будущее есть прерогатива квира".

 
Для Муньоса квир есть не что иное, как утопия. Здесь он опирается на концепцию Блоха, который считает, что утопия – это время и место, которое еще не "здесь". Как и другие исследователи Франкфуртской школы, он утверждает, что утопия – это в первую очередь критика здесь и сейчас, так как, по их словам, что-то упущено в нем. Трансгрессия квира в том, что он выходит за рамки "здесь и сейчас", переводя их в плоскость "тогда и там". Он никогда не определен полностью, он не может быть точен как термин в привычном понимании этого слова, поэтому он должен оставаться эфемерным. Можно сказать, что вся эстетика квира нацелена на то, чтобы "проглядеть" будущее. Поэтому для квир-исследователей так важно изучить именно то, как он представлен в исполнении. В основном это различные клубные выступления, перформансы, но также и кино в качестве основного носителя воображаемого. Кевин Эвианс (Kevin Aviance), звезда нью-йоркских клубов 90-х, танцор и певец, стал своего родом иллюстрацией того, каким может быть квир. Он полностью выходит за рамки как гетеро-, так и гомонормативности. Может показаться, что его выступления — это дрэг, что не совсем так. Он не пытается имитировать женщину: он не носит парик, не наносит гротескный макияж, не прячет гениталии. Он сочетает в себе признаки как феминности, так и маскулинности, создавая из них уникальное слияние "Квир-теория четко усвоила один урок: совокупность поступков и кодов в поведении человека, которые мы ассоциируем с феминными или маскулинными, не порабощены биологическим". Он не скрывает этого смешения, более того, создание такого "гибридного гендера" – это не просто квир-эстетика, но и в целом постановка под вопрос логики гендера, в том числе и внутри гей-сообщества.

 
Важно отметить, что использование различных жестов для квир-высказывания делает его обращенным в будущее. Танец – это череда постоянно "ускользающих моментов": после долгого периода тренировок и репетиций он тут же исчезает в процессе собственной же материализации. Однако дальше это высказывание переходит в пространство эфемерного. Как любая энергия, танец не исчезает, но трансформируется. Это не просто нематериальность, но значимость. "Становится важным забыться в танце или воспользоваться танцем, чтобы забыться – уйти от логики гетеросексуальности". Для квира жест и то, что следует после него, т. е. эфемерность, становится крайне важным.
Это постоянное ускользание ярко прослеживается в последнем перформансе Фреда Хирко (Fred Herko). Это было поставленное, заранее срежиссированное самоубийство. Но оно не было таким, каким обычно видится самоубийство: либо символом трусости, либо героическим поступком. Оно было жестом в танце. В этом смысле он опровергнул привычное представление о смерти как о чем-то крайне неутопичном: ведь замысел приводится в исполнение до конца. Дело именно в том, что такая постановка своей смерти утопична в своем радикальном отрицании смерти.
 
Режиссер Джек Смит (Jack Smith) стал одним из тех, кто действительно сделал своей задачей создать утопию в кадре. Такие фильмы, как "Пламенеющие создания" и "Обычная любовь", создают новую реальность. Однако этот акт нельзя причислить к простому эскапизму, Смит создает альтернативный вариант существования в мире. Можно сказать, что его фильмы – это симулякр симулякра, так как они не основаны на его видении, например, восточных культур, но их голливудском представлении как о чем-то "далеко там" и "совсем не здесь". Соответственно, "здесь и сейчас" он трансформирует в "тогда и там".

 
Для квира также становится важной категория "неудачи" речевого акта. Квир зачастую рассматривается как провал, так как он не вписывается в нормативную систему ценностей и значений. Так, для Смита нормативность была ненавистной категорией. Он перевернул понятие нормы против самого же линейного времени, что обязано было привести квир к неудаче.

 
"В пределах линейного времени квир всегда неудачен. Отсюда эстетика неудачи может быть взята квир-художником c целью обозначить предубеждение, которое лежит в основе линейного измерения времени. Политика неудачи в том, чтобы создать что-то иное. И это иное должно соотносится с тем, что упущено в линейном времени, в котором всегда есть изъян в своей темпоральной практике".


Таким образом, квир не здесь и сейчас, он находится в области "тогда и там", в пространстве возможного. Он существует на горизонте будущего, которое порождает в нас желание созидания. Утопичная практика квира в том, чтобы созидать и делать "в ответ на статус отсутствия, предписанный гетеронормативным миром". Используя словарь Блоха, диалектика квира в том, что он находится между уже-неосознанным (no-longer-conscious) и еще-нездешним (not-yet-here). Квир – это желание как лучшего мира и свободы, так и большего наслаждения.


Библиография


Аннамари Дж. Введение в квир-теорию. М.: Канон, 2008.
Годованная М., Дженрбекова Р., Митрофанова А., Напреенко Г. Квир как глагол. Квир как утопия. Квир как язык. Беседа.
URL: http://www.colta.ru/articles/raznoglasiya/11741
Butler J. Gender Trouble. NY, L.: Routledge, 1999.
Butler J. Undoing Gender. NY, L.: Routledge, 2004.
Farrier S. It’s about Time: Queer Utopias and Theater Performance // A Critical Inquiry into Queer Utopias. NY: Palgrave Macmillan, 2013. P. 47–70.
Jones A. Introduction: Queer Utopias, Queer Futurity, and Potentiality in Quotidian Practice // A Critical Inquiry into Queer Utopias. NY: Palgrave Macmillan, 2013. P. 1–20.
Muños J. E. Cruising Utopia. The Then and There of Queer Futurity. NY, L.: NYU Press, 2009.

Share on Facebook
Share on Twitter
Please reload

Избранные публикации

Убийство Андрея Боголюбского в 1174 году

December 25, 2018

1/2
Please reload

Облако тегов
Please reload

  • Vkontakte Social Icon
  • Черно-белая иконка Facebook